• 0 подписчиков
    • 413 поста
    • 413 в грячем
    • 2051 плюс
    • 0 минусов
    • 0 комментариев
    • На сайте 1 год 6 месяцев 21 день,
    • наскролил(а) ,
    • Рейтинг 2115

Теперь моя очередь

Новая жизнь без вредных привычек

- Мне нужно бережное восстановление, - сказал Алан Александр Фелпс. – Самое бережное. И неважно, сколько это будет стоить. Деньги меня не интересуют.


Один из богатейших людей Галактики, обладатель трех платиновых звезд «За заслуги перед человечеством» мог позволить себе такое заявление.


- Да-да, самое бережное, - подтвердила очаровательная миссис Фелпс, очередная жена с порядковым номером не то десять, не то пятнадцать. Но в ее решительном тоне даже неискушенный человек уловил бы нотку сомнений.


Изящная красавица, обладательница бриллиантовой диадемы «мисс Вселенная», была весьма прагматичной женщиной. И перспектива вдруг оказаться рядом с молодым, здоровым, но нищим мужем ее совсем не радовала.


- Разумеется, - ласково согласился профессор Кунц.


Ученый с мировым именем, блестящий теоретик и смелый практик, профессор Кунц никогда не консультировал на дому. Исключение он сделал лишь для Алана Фелпса. По его настоятельной просьбе, подкрепленной внушительной денежной суммой.


- Видел я ваших восстановленных, - раздраженно продолжал Фелпс, золотой гильотинкой отрезая кончик сигары. – У того память фрагментарная, у этого нервный тик… а этот и вовсе дураком стал, в религию ударился, все деньги спустил на благотворительность. Мне этого не надо, понятно вам?


- Нам этого не надо, - вставила миссис Фелпс, вытягивая соблазнительные ноги.


- Разумеется, - согласился профессор Кунц. – Это никому не надо. Тут наши интересы совпадают.


Фелпс окунул сигару в коньяк, зажег ее от кипарисовой палочки, затянулся и с довольным видом откинулся в кресле. Шестидесятилетний, он выглядел вдвое старше, просто старая развалина, а не человек. И его желание обзавестись новым телом выглядело вполне логичным и оправданным.


- Только знаете, что я вам скажу? С вашим образом жизни вам и нового тела надолго не хватит. Вот вы курите. А это же очень вредно! Коньяк, опять же. Нет, в малых дозах это неплохо и даже полезно. Но я слышал, что вы каждый вечер выпиваете по бутылке. А это уже никуда не годится. Такими темпами, батенька, вы очень скоро снова загоните себя в гроб. Даже при современном уровне развития медицины.


Фелпс вынул изо рта сигарету и оглядел ее с таким интересом, словно впервые услышал о вреде курения.


- Так избавьте меня от этого, - предложил он. – Я слышал, это возможно.


- Конечно, возможно - подтвердил профессор. – Мы скопируем вашу психоматрицу, откорректируем ее в соответствии с вашими пожеланиями, пересадим в ваш же белковый клон… но это уже будет немножечко другой Фелпс. Не скажу, что хуже или лучше – просто другой. Хотя и без вредных привычек.


- Другой? – оживилась миссис Фелпс.


Самой вредной привычкой своего богатого супруга она считала любовь к молоденьким красоткам. И если есть возможность из убежденного бабника сделать верного мужа, то надо быть круглой дурой, чтобы ею не воспользоваться! Она была совсем не против быть миссис Фелпс номер такой-то, ей просто хотелось, чтобы на ней счет закончился.


- Другой? – нахмурился Фелпс. – То есть я могу потерять свою деловую хватку?


- Это вполне возможно. Подобные коррекции, как правило, захватывают довольно значительные области сознания, - объяснил профессор. – Любая привычка, даже самая незначительная, не локализована в строго ограниченном пространстве психоматрицы. Нет! Она пропитывает близлежащие слои, как сироп пропитывает бисквит. И чем сильнее привычка, тем сочнее, так сказать, бисквит. Так что если вы, батенька, хотите остаться прежним Фелпсом…


- Понятно, - сказал Алан Александр Фелпс и с удовольствием затянулся сигарой.


А миссис Фелпс украдкой вздохнула. Конечно, ее муж – ее новый молодой муж – отправит ее в отставку, в этом нет никаких сомнений. Старый Фелпс был известным на всю Галактику бабником, значит, и новый будет точно таким же. С этим придется смириться. Но можно попробовать получить хорошие отступные, такие, чтобы на всю жизнь хватило. Пока ее муж все еще в этом отвратительном старом теле, пока еще есть время…


Кстати, насчет времени!


- А когда же, - проворковала миссис Фелпс, нежно глядя на супруга, - когда же я смогу обнять своего юного сильного тигра?


- Еще недавно тебя и старый облезлый кот устраивал, - язвительно заметил Фелпс.


Огромные прекрасные глаза мисс Вселенной наполнились слезами; она мелодично всхлипнула и опустила точеную головку так, чтобы длинная изящная шея стала еще длиннее и изящнее. Но мужчины не обратили никакого внимания на это воплощение скорби.


- Ну, производство белкового клона мы можем начать хоть завтра, - сказал профессор Кунц, принюхиваясь к бокалу Фелпса и непроизвольно облизываясь. – Ваш биологический материал в полном порядке, его проверяют каждые полгода, у нас с этим строго. Вопрос, как вы понимаете, в вашей психоматрице. То есть в вашей личности. Ее надо записать… а для этого, Фелпс, вам придется лечь в клинику на недельку-другую. Будь это какой-нибудь работяга с фабрики удобрений (хотя откуда бы у работяги такие деньги?), все было бы проще и быстрее. С вами, батенька, придется повозиться. Между прочим, в процессе записи вы будете без сознания, так что подберите удобное для вас время. Потом, после снятия матрицы, вам придется до конца своих дней носить записывающее устройство… мы имплантируем его на ствол головного мозга, так что вы его даже не почувствуете.


- Это еще зачем? – подозрительно нахмурился Фелпс. – Вы что, шпионить за мной вздумали?


Профессор энергично замахал руками.


- Ни боже мой! Что вы, что вы! Просто… давайте откровенно, батенька, - мы не знаем, сколько вы еще проживете…


- Врачи мне дают около года, - уточнил Фелпс. – Плюс-минус…


- Вот как? Ну, что ж, отлично, просто отлично… то есть, я хотел сказать, мне очень жаль и все такое. Но вы же не захотите лишиться воспоминаний – очень важных, быть может, воспоминаний! – за этот год? А этот маленький незаметный чип сохранит их в лучшем виде. Потом мы просто перепишем в вашу матрицу дополнительный материал, и все! После чего готовую личность можно будет пересаживать в клон. Это тоже займет некоторое время… я думаю, месяц… А потом – добро пожаловать в новую жизнь, мистер Фелпс!


- Почему так долго? – капризно протянула миссис Фелпс. – Месяц без любимого мужа… о, боже, я же с ума сойду! Нельзя ли это как-то ускорить?


- Бережное восстановление, - напомнил профессор Кунц. – Вы же сами настаивали. Месяц, а еще лучше два – оптимальный срок, чтобы личность пациента постепенно, начиная с самого детства, осознала себя. А если мы просто выльем ушат воспоминаний ему на голову… другими словами, одномоментно активируем матрицу в новом мозговом веществе… - Профессор покачал головой: - Не хотелось бы мне пережить такое, честное слово!


- Занятно, - сказал Фелпс, наливая коньяк профессору. – То есть я буду помнить момент своей смерти?


- Ну, нет, - сказал профессор, с удовольствием принимая бокал. – Мы снимаем чип где-то за пару часов до агонии. Это стандартный протокол, одобренный психологами.


- Знаете, - задумчиво сказал Фелпс, - а мне бы хотелось иметь такие воспоминания. Это был бы интересный жизненный опыт.


Миссис Фелпс содрогнулась.


- Не могу я слушать все эти ужасы, - слабым голосом проговорила она и решительно встала. – Мне надо прилечь, я чувствую себя совершенно разбитой.


- Конечно, дорогая. Можешь, кстати, заказать себе что-нибудь успокоительное. Новое платье, например, или какую-нибудь побрякушку.


В понимании Фелпса любое украшение, стоимостью меньше полумиллиона, было побрякушкой. Миссис Фелпс наградила мужа нежным поцелуем и вышла. Она была полностью удовлетворена услышанным. У нее оставался год, чтобы уладить свои дела наилучшим образом.


Профессор вдохнул аромат коньяка, отпил, покатал во рту божественный напиток. Он молчал, тянул время; Фелпс его не торопил, попыхивая сигарой.


- Мне не хотелось говорить при вашей жене, - сказал, наконец, профессор. – Есть один существенный момент. Несколько неприятный момент. Я имею в виду вашу новую жизнь.


- Смелее, - подбодрил его Фелпс, снова наливая коньяк в опустевшие бокалы.


- Дело в том, что первое время вы будете пребывать… м-м-м… в некоторой, скажем так, растерянности. Это нормальное, естественное состояние для наших пациентов, и обычно оно проходит без следа. Но неделю или больше вы будете подвержены влиянию окружающих вас людей… довольно сильно подвержены, я бы так сказал. Другими словами, вам могут внушить мысли, которые в обычном состоянии вам бы в голову не пришли. Понимаете, о чем я?


- То есть меня могут обобрать до нитки, а я и не пикну, - задумчиво проговорил Фелпс. – Да, я слышал о подобных случаях. И моя драгоценная женушка, без сомнения, этим воспользуется.


- Это еще не все. В течение примерно полугода у вас могут случиться рецидивы. Они будут происходить бесконтрольно и незаметно для вас, но в эти дни вы будете очень внушаемы. Вы давеча упоминали про дурака, который отдал все деньги на благотворительность. Так вот, он это сделал не по своей воле.


- Я бы подал в суд, - буркнул Фелпс.


Профессор помотал головой.


- Бесполезно. Излишняя доверчивость, это ведь не расстройство психики. Не состояние измененного сознания, вызванное чем-то или кем-то. Это не фиксируется никакими приборами. Вы, конечно, можете попробовать опротестовать свое же решение, пойти на попятный, но когда дело касается больших денег, тут уже в действие вступает целая армия юристов… Хотя у вас, может, и получится. Вы сильная личность, Фелпс. Но я все равно предупреждаю – будьте готовы к потерям. По крайней мере, к материальным.


- Мина замедленного действия, - пробормотал Фелпс, и профессор с сожалением развел руками:


- Увы, побочный эффект пересадки волновой матрицы, и мы до сих пор не можем от него избавиться. Знаете, чтоб вам было легче – давайте считать это платой за новую жизнь. Стоя на пороге смерти, будете ли вы думать о презренном металле? В любом случае, такое положение дел не вечно. Полгода, год – максимум, а потом…


- Не в этом дело, - задумчиво глядя в окно, сказал Фелпс. – Дураком не хочется себя чувствовать, облапошенным дураком.


- Предупрежден, значит, вооружен. – Два бокала хорошего коньяка, это два бокала хорошего коньяка – профессор стал благодушен, его потянуло на философские сентенции. А мысль о приятной круглой сумме грела душу не хуже спиртного. – В самом деле, Фелпс, чего вы расстраиваетесь? Не надо. Ну, похудеет ваш кошелек на несколько нулей, ну и что? Я вас знаю, - профессор погрозил Фелпсу пальцем. – Вы – глыбища! Акула! Вы быстро все восстановите, да еще с лихвой.


Фелпс промолчал, по-прежнему глядя в окно. Он молчал так долго, что профессор Кунц принял это за окончание беседы. С сожалением вытряхнув в рот последние янтарные капли из бокала, он поднялся, чтобы уйти.


- Сядьте, - вдруг резко произнес Фелпс. – Налейте себе еще. А теперь давайте поговорим серьезно…


… Вечером, вернувшись домой, миссис Фелпс увидела унимоб профессора на стоянке. И удивилась – муж терпеть не мог затянувшихся деловых визитов. Правда, иногда бывало, что деловой визит плавно перетекал в дружескую попойку. Наверное, это как раз такой случай.


Выбросив из головы мужа с его проблемами, миссис Фелпс поднялась к себе. Поездка по магазинам была утомительной, но очень приятной. И удачной: чудесный изумрудный гарнитур достался ей с большой скидкой. Так что получилось купить не только платье, но и туфли, и сумочку, и помаду в тон.


Миссис Фелпс была счастлива. А скоро станет еще счастливее!


***

Похороны были очень скромными, формальными. И в самом деле, зачем тратиться, если хороним не человека, а лишь его старое, никому не нужное тело? Пожалуй, от поношенного костюма и то больше проку, его хотя бы можно сдать во вторичную переработку.


Временная вдова Анна Фелпс, прекрасно выглядящая в своем траурном наряде, взяла из корзины горсть розовых лепестков и с раздражением швырнула их к подножию

полутораметрового обелиска. Ее раздражение имело веские причины: за весь этот год муж так и не удосужился хоть что-нибудь сделать для нее. Ни тебе симпатичной виллы на побережье где-нибудь в Курортном Поясе, ни спортивной яхты с гипердвигателем. Даже счет, который Анна проверяла по три раза на дню, не вырос ни на копейку. Не вырос? Да он катастрофически уменьшился! Еще немного, и ей придется жить в долг.


- Надо экономить, - с глумливой ухмылочкой сказал Фелпс, когда она пришла попрощаться. – Привыкай, девочка. Это пойдет тебе на пользу.


И умер, гад такой! Хорошо, что хоть дом ей оставил и оплаченное годовое содержание. С голоду, конечно, не умрешь, но о прежней беззаботной жизни придется забыть. Очень хотелось плюнуть на обелиск, но вокруг порхало множество голокамер, поэтому она удержалась. Сейчас на нее смотрит весь мир, нужно сохранять умеренно-скорбный вид, как и полагается временной вдове.

Ничего, осталось потерпеть совсем немного. Профессор уверяет, что со дня на день новое тело будет готово. Потом в него пересадят психоматрицу, и Фелп, этот несносный скряга, вернется к ней. И все станет, как прежде.


Временная вдова всхлипнула, закрыла платочком лицо, и лишь под этим надежным укрытием позволила себе торжествующую улыбку.


Нет, не как прежде! Все будет гораздо, гораздо лучше. Если верить пройдохе Хью (а почему, собственно, ему не верить? он ловкач известный!), первое время Фелпс будет доверчив, как ребенок. И без возражений сделает все, что ему скажут.


Все, что я скажу, поправила себя Анна Фелпс. Даже не так – прикажу! А уж я прикажу, не постесняюсь! Конечно, Иванов, этот ужасный старик, поднимет шум, будет на каждом углу вопить, что его клиента обирают… да и пусть себе вопит! Кто его слушать-то будет? Все знают, этих адвокатов хлебом не корми, дай только возможность привлечь к себе внимание. Тоже мне, защитник интересов клиента нашелся! Уволю, вот только Фелпс вернется, уволю сразу же, к чертовой матери! А на его место возьму Хью, он тоже адвокат… если не врет, конечно…


Они с Хью придумали славный план, как облапошить бедолагу Фелпса. Причем так, чтобы комар носу не подточил. Все будет строго по закону, и все – в ее пользу.


Молодая, красивая, богатая. Весь мир у ее ног и вся жизнь впереди!


От сияющих перспектив закружилась голова, и Анна споткнулась. Кто-то дружески поддержал ее под руку, и Анна поблагодарила слабой улыбкой. Этот кадр тут же появился во всех новостных лентах, и, сидя в такси, Анна Фелпс с удовлетворением разглядывала свое милое бледное личико, темные круги под доверчиво распахнутыми глазами, скорбную морщинку между бровей. Да, стилист поработал на славу, надо отдать ему должное. Хотя денег содрал немало, но Хью прав – оно того стоило.


Но вот морщинка тут явно лишняя, с неудовольствием подумала Анна. Она меня старит.


***

В Зале Встреч было полным-полно народу – тут собрались чуть ли не все родственники Алана Александра Фелпса. Половину из них Анна Фелпс едва знала, о существовании второй даже не подозревала. И все они толпились у дверей, желая попасться на глаза своему богатенькому родичу. Ведь известно, на кого оживший покойник первым взглянет, того и возлюбит всем сердцем.


- Пустое суеверие, - шепнул ей Хью. – Держу пари, первый, кого увидел твой Фелп, был санитарный робот.


Противный старикашка, адвокат Иванов, тоже был здесь – сидел в уголке, с головой погрузившись в изучение каких-то документов в своем планшете, и ни на что не обращал внимания. Его присутствие нервировало миссис Фелпс, она понятия не имела, что ему здесь понадобилось. А тут еще старикашка поднял голову и посмотрел прямо на Анну. И взгляд его был внимательным, недобрым.


Ожидание затягивалось, градус напряжения рос. Наконец, акуст-пойнты под потолком вздохнули и разразились торжественной, в меру жизнерадостной музыкой. Толпа родственников колыхнулась, подалась вперед: глаза горят, зубы блестят, губы свело от приветливых улыбок.


Они стояли плечом к плечу, единым фронтом, а временная вдова осталась в тылу.


Ну уж нет! Зря, что ли, она победила в конкурсе красоты? И Анна Фелпс, припомнив прошлый опыт, ринулась в бой.


Там тычок, там пинок…ущипнуть острыми ногтями за жирный бок, наступить острым каблучком на ногу… Усердно работая локтями и коленками, временная вдова пробивалась в первые ряды, а вокруг охали, хватались за поврежденные места, сгибались в три погибели и сыпали проклятиями. Миссис Фелпс было на это наплевать, она бы и по трупам прошла, не задумываясь.


Последней сдалась толстуха в обтягивающем платье: раскинув могучие руки и выпятив обширный бюст, она стояла нерушимым бастионом, не обращая внимания на возню за спиной. Миссис Фелпс сорвала с нее парик, швырнула в угол, и толстуха сгинула с возмущенным воплем. А поле боя осталось за вдовой. И вовремя!


Оглушительно взвыли трубы, внешняя стена обрушилась роскошным цветочным водопадом, и сквозь остаточное мерцание силового поля все присутствующие разглядели приближающуюся фигуру.


- Мой котик! – пронзительно вскричала миссис Фелпс, распахивая объятия.


Увы, это был не котик, это был всего лишь профессор Кунц. Ехидно улыбаясь, он вошел в Зал Встреч, толкая перед собой столик, накрытый затемненным силовым коконом.


- Где мой котик?


Нетерпеливо оттолкнув профессора, миссис Фелпс выглянула в коридор, но коридор был пуст.


- Позвольте вам представить – Алан Александр Фелпс собственной персоной, - услышала она голос профессора. - Прошу любить и жаловать.


Дружный потрясенный вздох был ему ответом, а потом наступило молчание. Миссис Фелпс резко обернулась: родственники столпились вокруг профессора и разглядывали что-то, скрытое от взгляда вдовы.


- Ну дела! – отчетливо произнес чей-то голос.


Кто-то присвистнул, кто-то хихикнул. А потом все дружно посмотрели на Анну. Ничего не понимая, она двинулась к профессору; перед ней расступались, улыбаясь с фальшивым сочувствием.


И никакой это был не столик. Сейчас, когда затемнение исчезло, было понятно, что это медицинский бокс для новорожденных. А в боксе, надежно защищенный силовым полем, сладко посапывал голенький младенец мужского пола.


Миссис Фелпс гневно нахмурилась.


- Что это за шуточки? Где мой муж?


- А это и есть ваш муж, - жизнерадостно ответил профессор. – Алан Александр Фелпс! Прошу любить и…


Выставив вперед скрюченные пальцы с острыми ногтями, миссис Фелпс молча ринулась на профессора. Профессор проворно спрятался за спинами родственников, а ее перехватил Хью.


- Спокойно, детка, спокойно, - прошипел он. – Не все еще потеряно.


Миссис Фелпс бешено извивалась, изрыгая грязные ругательства, и все старалась дотянуться до этого негодяя Кунца. Некоторые родственники, судя по выражению их лиц, были не прочь присоединиться к ней.


- Это как же? – плачущим голосом воскликнула толстуха, кое-как напяливая парик. – Это что же? Я осталась без наследства? Но ведь Алан обещал!


- Мы остались без наследства, - поправил толстуху мужской бас. – Он нам всем обещал.


- Обещал! – дружно поддержали все остальные.


Поднялся ропот. Татуированный крепыш, воинственно выпятив челюсть, стал надвигаться на профессора; за ним, плечом к плечу, мрачно шли другие родственники, объединившись перед лицом общей угрозы. Профессор Кунц пятился к стене, затравленно озираясь.


Адвокат Иванов встал и откашлялся.


- Дамы и господа, прошу внимания, - строго сказал он. – И тишины. Я собираюсь сделать важное объявление. Мой клиент, Алан Александр Фелпс, находясь в здравом уме и твердой памяти, оставил предсмертные распоряжения, касающиеся его нового тела, в которое будет помещена его прежняя личность. Так же он поручил мне озвучить завещание, в котором упомянуты все присутствующие здесь.


- Завещание, - оживился татуированный крепыш, останавливаясь в метре от близкого к истерике профессора. – Это интересно!


Хью прав, ничего еще не потеряно, лихорадочно размышляла бывшая временная вдова, а теперь полноправная жена миссис Фелпс. Младенец? Ну и пусть, так даже лучше. С младенцем меньше хлопот, его даже убеждать ни в чем не понадобится. Она станет кем-то вроде регента при малолетней царственной особе, будет единолично распоряжаться всем имуществом вплоть до совершеннолетия мужа… и это прекрасно! Лучшего подарка и придумать нельзя!


- … распорядился восстановить его личность в теле новорожденного ребенка мужского пола. Каковой ребенок, при отсутствии медицинских противопоказаний, должен быть отправлен в закрытый приют Святой Магдалены. Родственникам, деловым партнерам и прочим, кто знал Алана Александра Фелпса в прежней жизни, запрещается навещать его, дабы избежать любого влияния, корыстного или бескорыстного, на формирующуюся личность.


Миссис Фелпс приблизилась к боксу с младенцем, ее глаза были полны слез.


- Бедненький, - с состраданием проговорила она, глядя на розовое толстощекое личико. – Ты так нам не доверял? Глупыш мой…


- По достижению четырех лет нового биологического возраста Алан Александр Фелпс будет зачислен курсантом в кадетский корпус при Академии Космофлота. Где будет проходить обучение в течение положенного срока, то есть до своего совершеннолетия. Родственникам, деловым партнерам и прочим, кто знал Алана Александра Фелпса в прежней жизни, запрещается навещать его, дабы избежать любого влияния, корыстного или бескорыстного, на формирующуюся личность.


- О, боже! – Миссис Фелпс залилась слезами, заламывая руки. – За что, Алан, дорогой?


- Все состояние Алана Александра Фелпса, а так же движимое и недвижимое имущество, кроме случаев, оговоренных далее, будет законсервировано согласно стандартам Галактического Банка, и будет возвращено моему клиенту в полном объеме с учетом инфляции, по достижению им восемнадцати лет.


- Ах! – миссис Фелпс лишилась чувств, упав на руки Хью.


Все предусмотрел, сволочь, злобно думала она, пока Хью без энтузиазма хлопотал над ней. Никакой лазейки не оставил. Впрочем, посмотрим. Восемнадцать лет – долгий срок, мы что-нибудь придумаем. Хью придумает – он ведь такой пройдоха!


- … дальше буду цитировать. В течение календарного года после моего восстановления в новом биологическом теле, при условии, что все пройдет согласно договору, заключенному между мной и клиникой «Этцетера», моим родственникам, перечисленным в прилагающимся списке, будут вручены определенные денежные суммы или иные ценные подарки…


- Кажется, ты попала, детка, - озабоченно прошептал Хью. – Ладно, давай дослушаем до конца.


- … моей дочери от первого брака, Элеоноре фон Браун, в девичестве Элеоноре Фелпс, ежемесячные пожизненные выплаты в размере десяти коэффициентов средней потребительской нормы.


- Жмот, - отчетливо проговорила вызывающе одетая девица с тяжелым «фелпсовским» подбородком.


- … моему внебрачному сыну, Борису Кондо, свой гоночный «Спейс Игл», при условии, что вышеуказанный наследник не будет лишен прав управления транспортом на момент вступления в наследство.


- Какого черта? – завопил татуированный крепыш. Он вскочил, взмахнул сжатыми кулаками. – У меня испытательный срок только через два года заканчивается! Я же ему говорил! Он что, спятил перед смертью?


- Ай-яй-яй, какая неприятность, - сладким голосом посочувствовала Элеонора. – Придется тебе, братец, отправляться на общественные работы, чтобы сократить срок. Иначе – прощай, наследство!


- Иди к черту… сестренка, - огрызнулся донельзя расстроенный Борис.


- … моему брату, Андре Фелпсу… моей тете, Розе Фирштейн… моим племянникам… моей двоюродной сестре…


Список длился и длился, бедняга адвокат уже охрип. Лежа без чувств на коленях Хью, Анна Фелпс внимательно разглядывала наследников из-под прикрытых ресниц. И уже не удивлялась, видя кислые физиономии или натужное веселье, - наследство ее мужа, этого хитроумного негодяя, оказалось с подвохом.


- А я? – не выдержала она. – А мне?


- С вами, миссис Фелпс, все намного проще, - сказал адвокат Иванов и прищурился. Нехорошо как-то прищурился, многозначительно.


Анна и Хью настороженно переглянулись.


- Дело в том, - продолжал адвокат, - что в ближайшее время ваш брак… - он сделал паузу, - будет признан недействительным. Но в благодарность за оказанные услуги мистер Фелпс назначает вам алименты, как всем прошлым женам.


- Что? – вне себя от злости воскликнула Анна Фелпс. – Недействительный? Наш брак недействительный? Это с какой стати? У меня есть брачный контракт, у меня есть свидетели! Фелпс мой муж, и точка!


- Давайте рассуждать с точки зрения закона, - сухо сказал адвокат. – Мистер Фелпс сейчас находится в теле младенца…


- Но разумом-то он взрослый!


- И его психика соответствует биологическому возрасту, - невозмутимо продолжал адвокат. – Это подтвердит любой врач.


Профессор Кунц важно покивал головой:


- Так и есть. Мистеру Фелпсу сейчас чуть больше месяца. Что физически, что психически, что ментально.


- А ребенок, как вы понимаете, не может состоять в браке. Это незаконно.


- Чушь! – Хью вскочил. – Бред! Никогда ни о чем подобном не слышал!


- Это уникальный эксперимент, - объяснил профессор. – Мистер Фелпс сам на нем настоял.


- И оформил все юридически, - вставил адвокат. – Будьте уверены, договор составлен по всем правилам.


- Помните, он хотел, чтобы восстановление шло как можно медленнее? Ну а что может быть медленнее естественного течения событий? Вы можете не волноваться, личность мистера Фелпса будет полностью восстановлена к его совершеннолетию.


Хью набычился:


- Это незаконно!


- Кто вы такой, чтобы рассуждать о законе? – с презрением спросил адвокат.


- Я представляю интересы миссис Фелпс! Я подозреваю здесь преступный сговор с целью лишить мою клиентку законных прав. И мы немедленно отправляемся в суд! Пускай назначают экспертизу.


- Вы проиграете, молодой человек, - снисходительно сказал адвокат.


- Я не дам своего разрешения на развод! – истерически выкрикнула будущая бывшая миссис Фелпс. – Я докажу, что вы обманом втянули моего мужа в эту авантюру.


- Попробуйте, - сухо сказал адвокат, закрывая планшет. - Но в таком случае вам грозит обвинение в растлении малолетних. Представляете, какая это будет сенсация: бывшая мисс Вселенная – жена грудного младенца! На вас сухой нитки не оставят, моя милая.


Миссис Фелпс снова лишилась чувств. Теперь уже по-настоящему.


***

Профессор Кунц, посмеиваясь, катил бокс с Аланом Александром Фелпсом в палату люкс, где малыша уже ждала заботливая сиделка с бутылочкой молока. Настроение у него было отличное.


- Вы их сделали, мистер Фелпс, - обратился профессор к младенцу. – Честное слово, я вам даже завидую. Одним махом отделаться от всей родни, это надо уметь! Новая жизнь - без долгов, без обременений… Конечно, - озабоченно добавил он, - я предвижу некоторые сложности медицинского характера. Но мы со всем справимся. Вы станете тем, кем всегда хотели стать, - пилотом боевого космического корабля. И уж совершенно точно избавитесь от своих вредных привычек – в кадетском корпусе с этим строго.


Спящий младенец улыбнулся, пуская пузыри беззубым ртом, а его правый кулачок сложился в кукиш. Профессор Кунц с подозрением вгляделся в безмятежное личико, а потом с облегчением рассмеялся. Разумеется, это было простое совпадение, и ничего больше. До того момента, как Алан Александр Фелпс снова научится понимать человеческую речь, оставалось еще порядочно времени.


И все же лучше держать язык за зубами при этом ребенке, решил профессор. Просто на всякий случай.

Больше этого добряка никто не видел! :))))))

Опять про развод пенсионеров

Сколько бы не предупреждали пенсионеров, все бестолку. Проговариваем регулярно никого не пускать, на звонки не отвечать, все хотят обмануть. Буквально сегодня, звонок на телефон, ясен день надо ответить якобы собесу. Час разговоров про льготы и прочую хрень, перевод в русло сколько у вас денег и их скоро будут менять (рукалицо пиздец) свекровь 87 лет выпускает в дом какую-то левую бабу и отдаёт ей 200 тр на обмен блять!! Сидим с мужем в ахуе. На кого писать заяву в полицию вообще не понятно, свекровь сама все отдала.

Труба кривая

Звонит начальник с предыдущей работы:

– Привет, Annrr, как жив-здоров? Трудишься?

– Привет, Геннадич, в поте лица, как обычно.

– Понимаю, но мне помощь нужна.

– Ну, за деньги можно и бесплатно помочь :) что там?

– Да, претензия прилетела от заказчика по объекту, который ты строил.

– По гарантии? Что сломалось?

– Трубу, говорит, загибает у него, нужно исправлять!


А тут нужно прерваться и пояснить, что трубу просто так не загибает.

Были предприняты антизагибочные трубные мероприятия, опоры всякие неподвижные и компенсаторы. Так что смело


– Брешет, Генадич, точно говорю. Он же сам работы принял, технадзор принял и водичка вкусная, я сам пил.

– Я тебе претензию перекину, подумай, пожалуйста, чёкаво.


Как говорил мой дед: "Это моя работа. Я не стесняюсь своей работы!".

Правда, говорил он это, как правило, когда пьяненький накосячит и бабушка его отчитывала, но сути не меняет.


Вникаю в претензию, понимаю, о какой трубе речь и улыбаюсь.

Это труба заказчика, а не наша. Она там ещё до нас была, о чём радостно сообщаю начальнику и кидаю фото полугодовой давности.

Вот, мол, оголовок торчит и криво торчит, мы на его кривоту никак не влияли и было явно это до нас и до фундаментов.

Покривился на это заказчик, поморщился и дальше ушёл искать причины за что бы деньги зажопить. Ибо фу таким заказчиком быть, невнимательным к объекту своему, там же ещё много за что можно не платить :)


Делайте фото, коллеги строители, никогда не знаешь, когда пригодится.

И храните вечно, не лишнее.

Да и понастальгировать интересно бывает тоже, да.



Строительная история №151

Я ее круглый год не снимаю

Нашла виноватую

Попса, которую мы потеряли

Попснявая песня с примитивным текстом.

Зато какая музыка, какое исполнение,  какой клип с сюжетом, развитием и проч!

Кто нить из современных рэперов сможет  так бегать 7 (или даже больше)  дней, чтобы его с разных ракурсов сняли? Да ни разу!  Ему и клип то такой никто не сможет снять. 

Где деньги Зин?

Вобщем пишу не от себя. Моего друга мобилизовали из славного города Иркутска в сентябре месяце. Товарищ мой когда получил повестку принял решение без колебаний. Даже не смотря на возраст 39лет и звание старшего сержанта. Сначала ребята доехали до Юрги и провели месяц в учебке. Далее их мобилизовали в Новосибирск и снова учебка. В основном тактические учения и стрельба до блевоты. За все это время все что было выплачено им - это разовая выплата от губернатора в 100т.р. и все. Собственно любимый вопрос ВВП к ВС РФ - Где деньги Зин? Поскольку все это время ребята живут на помощь своих родных и друзей. К слову газировка в магазине в расположении палаточного лагеря стоит 100руб. при цене в любом супермаркете не более 40 руб и так со всеми продуктами. Неужели настолько все запущено. И большие генеральские чины только пустословят, превращая слова гаранта в ноль?

Сердечко

Fastler - информационно-развлекательное сообщество которое объединяет людей с различными интересами. Пользователи выкладывают свои посты и лучшие из них попадают в горячее.

Контакты

© Fastler v 2.0.2, 2022


Мы в социальных сетях: