– Ты должна продать свою квартиру, Люся, – деловито заявляет свекровь

– Что случилось? Что-то с Вадимом? – охаю в ужасе. Перевожу дух. Пока бежала от логистического центра через заводской двор, запыхалась.

В голове рой мыслей. Одна другой хуже. Вадим попал под машину? Скрыл кредиты и теперь надо платить огромные проценты?

– У нас все нормально, Люся, – складывает губы бантиком Татьяна Павловна. Делает ударение на странном “у нас”, будто они с Вадимом сами по себе, а я отдельно. – Ты ведешь себя возмутительно. Я все утро звоню, звоню… Пришлось все бросить и приехать.

– Я занята. У меня же работа… – оправдываюсь и самой стыдно, что сразу не ответила. Но не могла. Была у начальника на совещании.

– Ой, перестань! Чем ты там занята! – усмехается свекровь. – Болтаешь и кофе пьешь целый день! Думаешь, если на три рубля больше Вадика получаешь, то королева? – припечатывает меня негодующим взглядом. – Хватит отлынивать. Пора уже за ум взяться. Оформить отношения с Вадимом, родить ребенка. Если у самой не получается, сделай ЭКО, – пытается задеть меня за живое свекровь. – За полтора года ни разу не получилось. К врачам надо бежать. Или ты думаешь, само рассосется? Гинеколога поменяй.

«Да ну?» – усмехаюсь мысленно.

У меня отличный доктор! Вон какие хорошие контрацептивы подобрала!

Рано ребенка заводить. У Вадима с работой пока проблемы. Искать новую не хочет. Говорит, и на этой хорошо. Напрягаться не надо. Но его понизили в должности и премии лишили. А мне свою зарплату терять и уходить в декрет нет смысла.

– А моя квартира тут каким боком? – уточняю спокойно.

– Ну как же… – пыхтит свекровь. – Продадим всю недвижку и купим дом. У нас на улице двухэтажный особняк продается. Только надо решать быстрее. На него много желающих…

– Я не могу сейчас ничего решать, – отрезаю категорично. – Мне работать нужно. Тем более вашего сына и так все устраивает. Извините, – бегу к турникету.

И минут через пять получаю гневное сообщение от Вадима.

«Ты почему игноришь мою мать? Что за дела?»

«Я занята. На работе проблемы», – печатаю на ходу и тут же получаю смайл “рука-лицо”.

«Для тебя работа всегда важнее меня» – тут же приходит эсэмэска.

Сердце сжимается от невыносимой тоски. Как же мне надоели вечные упреки и обидки Вадима! И эта дурацкая игра в одни ворота тоже надоела. Упираться должна только я. Готовить, убирать, оплачивать счета. А Вадечка у нас устает. У него работа напряженная. Менеджером в полупустом офисе. Устает страшно. Не то, что я – начальник отдела логистики!

С утра поставь машины под загрузку у поставщиков, потом отгрузи клиентам готовую продукцию. Все рассчитать надо, все предусмотреть.

Вон, вчера наши шустрики отправили груз с новым водителем. Ни доверенности не выписали, ни телефон не взяли. Отгрузили контейнеры с выставки в Москве. А там оборудования на десятки миллионов.

Шеф разорялся с утра. Сказал, если груз пропадет, повесит материальный ущерб на весь отдел логистики.

Бегу через двор в логистический центр и мысленно прикидываю сумму недостачи.

Честно говоря, у меня есть заначка. По вкладам в нескольких банках разложена. Каждый месяц я эти вклады пополняю. Вот только Вадим о них ничего не знает. А то обидится! По его мнению, женщина не должна получать больше мужчины. Не должна и все.

На самом первом свидании Вадим с гордостью назвал сумму зарплаты, примерно в два раза меньше моей.

– У меня столько же! – ляпнула я.

Перестраховалась. Не могла я, дура влюбленная, его тогда потерять. Это сейчас больше по привычке живем. Притерлись, накал страстей спал.

«Люсь, давай поженимся, а? – пишет мне Вадим. – Ребенка родим. Будет у нас самая настоящая семья».

В шоке останавливаюсь на лестнице. Неожиданно!

Перечитываю сообщение еще раз и глазам не верю. Неужели Вадик сам решился? Или это Татьяна Павловна надавила? Так в двухэтажном доме жить хочет. Квартира моя ей нужна. Только там квартиранты живут. А квартплата на погашение процентов по ипотеке за родительский дом идет. Поэтому я ничего продавать не намерена. Афишировать тоже.

«Давай попробуем», – пишу нехотя. Три года отношений должны перейти на следующий этап.

Может, когда официально поженимся, и ребенок появится, у Вадика ответственность за семью появится? Да и родители уже плешь проели. Внуков хотят.

– Вас шеф искал, – сообщает секретарь, стоит мне только войти в кабинет.

Иду как на плаху. Что за день сегодня! Одни неприятности!

– Все нормально, – улыбается мне генеральный директор. – Водила вышел на связь. Едет к нам. Чуть до инфаркта не довел, зараза, – усмехается, прижимая ладонь к сердцу.

– Обошлось! – выдыхаю радостно.

И весь день пашу как заведенная.

Только по дороге домой понимаю, как устала и проголодалась.

Паркуюсь около супермаркета. Покупаю овощи, две куриных отбивных, обсыпанных ореховой панировкой. Торможу на секунду около полок с шампанским и сама себя останавливаю.

Если Вадик планирует сделать мне предложение, то должен сам позаботиться о напитках к праздничному ужину.

– Вадь, ты дома?! – кричу с порога. – Возьми пакеты!

– Люсь, я тут занят немного, – доносится раздраженный голос любимого из комнаты. – Поставь их на пол. Потом разберешь.

– Что делаешь? – разувшись, иду на голос. Заглядываю в экран монитора.

Все как всегда. Танчики!

– Не мешай, зая, – равнодушно отмахивается Вадим. – Мне Вована надо уделать.

– Да не вопрос, – отстраняюсь невольно. Где–то в глубине поднимается волна протеста. Почему так? Почему так всегда?

Даже сегодня, когда решили поговорить о свадьбе!

Переодевшись, иду на кухню. Пока жарятся отбивные, делаю салат. Накрываю на стол. Ставлю свечи, бокалы. И бегу в душ.

Романтик просто обязан закончится красиво!

Искупавшись, надеваю шелковый халат с кружевным подолом и выхожу на кухню.

Вот сейчас Вадик обалдеет!

И замираю в ужасе. Ошалело смотрю на свою одинокую тарелку, пустое блюдо из-под отбивных и на остатки салата в большой керамической миске.

Заглядываю в комнату, где за компьютерным столом Вадик торопливо доедает последний кусок мяса. Отставляет тарелку в сторону и довольно откидывается в кресле.

Все. Барин отобедал. Можно убирать.

Тупо пялюсь на тарелки, на мигающий экран монитора, на заросший Вадькин затылок и неожиданно принимаю решение.

Все. С меня хватит! Не хочу так жить. Не хочу и не буду!

Совершенно спокойно иду в спальню. Достаю чемодан и свои немногочисленные пожитки. Хладнокровно складываю вещи и одеваюсь.

– Я ушла, Вадим, – окликаю “танкиста” из прихожей.

– Скоро вернешься? – доносится ленивое.

– Я не вернусь, – нахожу в себе силы ответить. Слезы наворачиваются от обиды. Но я держусь. Словно я ждала и дождалась той самой последней капли, которая переполнила чашу терпения, навсегда выплеснув из нее любовь.

– Люся, вот опять твои выходки! Ты совсем с катушек слетела? Что тебе не живется спокойно? – появляется на пороге Вадим. В трусах и в носках. Вытирает сальные губы рукой. Смотрит недоуменно, чешет лохматую башку. – В чем я опять провинился? Сумки не забрал? Или что? На мать мою наехала на пустом месте. Работаешь ты, видите ли! А мама отличный вариант предложила. Или ты с хрущевкой расставаться не хочешь?

Вот это да! Я еще и виновата!

Пытаюсь объяснить. А в ответ слышу уничижительное.

– Ты для меня отбивных пожалела? Я же тебе ничего плохого не сделал.

– Вот именно, ты ничего не сделал. Ни хорошего, ни плохого, – усмехаюсь горько и выхожу за порог.

С трудом запихиваю тяжелый чемодан в багажник своей «ласточки» и еду к родителям. Напеваю Кипеловское «Я свободен», утираю непрошенные слезы и по громкой связи звоню маме.

– Я от Вадима ушла, мам. К вам еду.

– Ну наконец-то! – радостно выдыхает она. – Услышал боженька мои молитвы.

Замуж я вышла через полгода за своего одноклассника. Просто встретились на улице, разговорились и уже не смогли оторваться друг от друга. А еще через год у нас родилась дочка Анечка.

О Вадиме я бы забыла и больше никогда не вспоминала. Заботливый муж, ребенок и наш маленький семейный бизнес занимают сейчас все мои мысли и время.

Но иногда, встретив друзей бывшего, я немного впадаю в ступор. Татьяна Павловна до сих пор меня простить не может. Ходит по знакомым и жалуется.

Лишний стейк я для Вадечки пожалела! И бросила ее сына из жадности.

Автор: Виктория Волкова. Источник.

Большой круиз

— Алло, здрасти, у вас оформляться? — молодая девушка с потекшим макияжем и с испорченной дождем укладкой раздраженно выбивала ногтями дробь по стойке регистрации.

— Добрый день, да. Вы кого-то хотели оформить? — оторвалась от компьютера женщина, облаченная в форму с символикой компании.

— Да, у меня двое. Ребенок, девочка семи лет, и пожилой мужчина. Вам же возраст не важен?

— Всё верно, не важен, — мило улыбнулась женщина за стойкой, методично щелкая мышкой. — У вас документы с собой? Можно еще животных, если есть.

— Нет, только девочка и семидесятипятилетний мужчина. Вот документы, — девушка достала папку со всеми бумагами и поправила волосы, заметив себя в зеркале на стене. — Все же по закону? Не на органы же их забираете? — она попыталась сыграть заботливую мать, но так неправдоподобно, что самой стало тошно.

— Нет, что вы, какие органы, — аккуратно хихикнула работник регистратуры. — Со всеми разрешениями и сертификатами можете ознакомиться на нашем сайте, а после оформления через два дня мы вышлем вам официальный бланк с печатью и подписью владельца нашей компании.

— Он сам, что ли, всё подписывает? — девушка удивленно выкатила и без того большие глаза.

— Да, Николай Олегович лично принимает всех пассажиров круиза.

Регистратор вносила данные и периодически морщила лоб, вглядываясь то в паспорт старика, то в свидетельство о рождении девочки. Сверху по крыше неустанно барабанил дождь. Он шел уже несколько дней, медленно погружая город в одну сплошную лужу и, кажется, даже не планировал останавливаться.

— Какой он? — спросила девушка от скуки. ― Никогда не видела вживую долларовых триллионеров.

— Кто? Йодов? Ой, вы бы его увидели, никогда бы не подумали, что это какой-то богач. Совершенно простой дядька. Ходит в джинсовке и кроссовках, пьет воду из кулера, всегда немного лохматый.

— Женат? — закусила губу посетительница.

— Да, конечно, у него жена и трое сыновей. Они тоже женаты, если что, — подмигнула регистратор и улыбнулась. Но, наткнувшись на кислую мину посетительницы, сменила выражение лица на деловое.

— Ясно, — брякнула девушка. — Зачем вообще они куда-то поплывут?

— Ну, когда у человека целый флот, он же должен его как-то использовать. Йодов вот устраивает самый масштабный в истории круиз.

— Чудила…

— Что, простите?

— Ничего, это я так, о своем. А сколько продлится плавание?

— Ну, ориентировочно сто пятьдесят дней, — женщина уже заканчивала с бумагами. — Можно ваш паспорт? Кем работаете?

— Инфлюенсер.

— Это официальная должность? Мне нужна выписка с работы или хотя бы реквизиты фирмы, юридический адрес…

— Это работа. Остальное вам знать не обязательно, — плеснула желчью посетительница, но, заметив хмурую мину регистратора, смягчила тон, а затем и вовсе затянула оправдательную речь: — Слушайте, вы не подумайте, что я какая-то там дрянь. Просто у меня только-только пошли дела, я сейчас заключила сделку с серьезными брендами, у меня охваты как у Джейсона Стэйтема. Блин, мне просто некогда вот этим всем заниматься…

— Вы про дочку и пожилого мужчину?

— Да, это отец мой. Он еле ходит и спит плохо. Еще эти его заскоки с головой… — девушка надула щеки и устало потерла веки. — Его нельзя одного оставлять, короче. А тут ваш Йодов со своей программой. Я вообще не думала, что кто-то будет платить деньги за то, чтобы забрать под опеку чужих людей…

— И животных, — напомнила женщина за стойкой, — мы принимаем всех: больных, хромых, старых, немощных или просто одиноких. Николай Олегович очень добрый человек, он поклялся всех пристроить и помочь после круиза начать всё с нуля. Так что не переживайте, мы о ваших родных позаботимся. Но я обязана вас уведомить о том, что вы вправе отправиться с ними.

— Но мне ведь тогда не заплатят, верно?

— К сожалению, нет. Если вы остаетесь опекуном, то вы им и остаетесь. И еще: в круизе придется работать. Каждый должен быть чем-то занят, обязан помогать другим пассажирам и команде. А еще там не будет работать интернет…

— Ты угараешь, что ли? Я не поеду или не поплыву, хз, как там правильно. Как я уже сказала, у меня работа. Нормальная работа. И новая жизнь. А в круизы эти ваши я еще скатаюсь, и не раз. И интернет там будет ― как на всех нормальных судах. Треш какой-то, если честно. Вроде такой богатый хрен, целый флот купил, а какой-то с***й Wi-Fi не подключил. Идиотизм.

— А если мы вам найдем каюту с интернетом?

— Нет. Я же сказала! Или ты оглохла? Всё? Оформила?

— Да. Простите, — регистратор вернулась к бумагам, суетливо собирая их в одну стопку, — нужны ваши подписи и реквизиты. Деньги поступят в течение суток.

— Давай быстрее, там, походу, ливень усиливается.

Девушка нервно запахнула свой плащ, затем небрежно оставила автографы рядом с каждой галочкой на всех страницах договора, выхватила свой паспорт и, выругавшись, направилась к выходу.

По пути она окинула брезгливым взглядом толпы у других регистрационных стоек: старики, инвалиды, дети, кошки, собаки, черепахи в аквариумах, попугаи и даже лошади с коровами. Кого только не тащили люди в этот круиз. Но были и те, кто записывался самостоятельно. Целые семьи шли к стойкам регистрации.

— Больные. Какой идиот поплывет на сто пятьдесят дней в качестве рабочей силы? — стараясь как можно скорее вырваться наружу, бубнила себе под нос девушка.

Этим же вечером за ее дочкой и отцом приехал трансфер. Прощание было коротким и холодным. Больше всего на свете хотелось как можно скорее покончить со всем этим и забыть, как страшный сон. А тут еще ребенок устроил шоу: начал кричать и плакать в дверях. На секунду сердце матери сжалось, она начала было сомневаться, но тут пиликнул телефон, сообщив о поступлении средств на банковский счет, нервы отпустило, и на лице засияла облегченная улыбка.

Документы, как и было обещано, пришли через два дня. Теперь вся ответственность и все проблемы перешли к ЗАО «Ковчег» во главе с его владельцем Н. О. Йодовым, чья личная подпись, а не какое-нибудь факсимиле, стояла в конце каждой страницы.

Александр Райн

Добавляетесь в мой тг канал https://t.me/RaynAlexandr

Ответ на пост «Тархун и совесть»

Когда мне было 19, я влюбился в девушку, она приехала с концертом в наш город, на гастроли. Я смотрел из зала на нее, на сцене и влюбился с первого раза. Весь концерт не мог отвести от нее глаз.

После концерта ждал ее у выхода с филармонии, и, о чудо, дождался. Предложил проводить до гостиницы, но прогулка по набережной затянулась до утра. Мы гуляли, говорили обо всем и не могли остановиться, родственные души. У нас даже день рождение с ней в один день, как выяснилось. Довел ее до гостиницы, взял телефон и пошел домой, счастливый как удав.

Потом в течении нескольких месяцев, горячие, эмоциональные смс-переписки, полные чувств и любви.

Жила она в Новосибирске, я в 3,5 часах лета от нее. Но с первого же дня я понял что полечу к ней. На тот момент я не летал ни разу, да и из города ни разу не выезжал. Перелет до Новосиба стоил огромных денег, для меня как студента. В общем пшел работать администратором ресторана, плюс брал смены официантом, работал нонстоп, энергию поддерживала страстная смс переписка и тонны гормонов, которые она вырабатывала.

В общем заработал на перелет, осталось еще найти денег на жилье и цветы. Ждать было невозможно, пришлось идти в банк и брать кредит. Банки практически все отказали, кроме одного. В общем взял кредит, билет в один конец, собрался и одним днем полетел к ней.

Жил у нее до конца лета. Это было самое чудесное время в моей жизни.

Тархун и совесть

Лет примерно в 14 мне, простому сельскому пареньку, наконец-то доверили самостоятельно поехать к родственникам в город Новосибирск. Выдали денег на билеты:

Автобус до райцентра

Электричка

Троллейбус

Обеспечили небольшой суммой дополнительных финансовых средств на еду и питьё.

В назначенный летний день я проснулся очень рано и доехал на рейсовом автобусе до райцентра. Здесь немедленно купил себе чебурек и чаю на ж\д вокзале, потому что до электрички ещё целых 2 часа.

Первый этап пройден. Ничего сложного.

Мама учила перед дальней дорогой много и обильно ходить в туалет. Поэтому прежде, чем сесть в электричку, я раз шесть сходил в общественный уличный сортир, где стоял такой адский смрад, что больше двух раз туда в принципе никто не рисковал зайти. Но я смелый и предусмотрительный.

Подготовился.

На оставшиеся деньги я купил шоколадку сникерс и полтора литра лимонада тархун. Денег осталось как раз на троллейбус. В электричке напротив меня сел какой-то мужик и достал полтарашку пива. И вот сидим мы друг напротив друга, за окном мелькают станции, он пьёт пиво, а я тархун. Закончили мы примерно в одно время, где-то через полтора часа пути.

Время идёт. Чувствую, что мне нестерпимо хочется избавиться от тархуна. Я начинаю увлечённо елозить на сидении, отвлечённо глядеть в окно и вообще, вести себя довольно напряжённо. Я делаю всякие обычно не свойственные мне движения, чтобы не так сильно хотеть в туалет. Это не помогает. А ведь ехать ещё час! Мужик, который пил пиво, куда-то уходит. Затем возвращается очень сильно довольный. Он него пахнет куревом. Замечая моё тревожное состояние, он говорит:

– Чё, пацан, целую полтарашку лимонада выпил и ссать поди хочешь?

– Ага, – киваю я.

– Иди, поссы между вагонов, – советует он.

Я посмотрел в тамбур. Там стоят люди.

– Нет, я потерплю, – отвечаю я.

Мужик пожал плечами. А затем, через пару тройку станций вышел. При нём я ещё храбрился и держался достойно, как бы доказывая, что у меня всё под контролем. Но у меня ничего не было под контролем. Абсолютно. Ещё несколько минут и… и я готовился к самому худшему… но к чему?..

«Иди, поссы между вагонов», – слышал я голос мужика в голове.

«Иди, поссы между вагонов»

Иди, поссы между вагонов….

Но я не мог.

Мне не позволяла совесть или... Это было дико и немыслимо. Неприемлемо. Стыдно. Как это – ссать между вагонов? Вот так просто. Нет. Там же люди ходят, дети, а я там встану и поссу… Так нельзя. Я приличный юноша. Вдруг меня в милицию за такое заберут.

«Нижняя Ельцовка», – объявили станцию.

Я решил, что это в принципе недалеко от станции «Речной Вокзал» и быстро эвакуировался из электрички, когда двери открылись. Оперативно нашёл какие-то гаражи. Что тоже неприемлемо, но терпимо в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах. Я сделал свои дела и, совершенно счастливый, в прекрасный летний день отправился до Речного Вокзала пешком...

18 километров

Кто ж знал, что это так далеко!!!

Я устал и захотел пить. Денег оставалось ровно на троллейбус. Сесть в любой автобус и проехать «зайцем» я тогда не решался, потому что даже представить не мог, что такое возможно. Это было стыдно. Проехать и не заплатить. Это как? Мне, простому сельскому пареньку из порядочной семьи это было неприемлемо. Даже поговорить с кондуктором о таком было стыдно.

Нельзя пить перед поездкой… нельзя.

Думал я и шагал. Шагал. Шагал. Шагал. Хотелось пить. Но тархуна, а воды. А денег нет. М-да.

Дойдя до Речного вокзала, я сел в 13 троллейбус совершенно обессиливший и поехал к родственникам. По прибытию к ним выпил, наверное, ведро воды и завалился спать.

Угораздило же купить этот блять тархун!

Но всё равно молодец. Сам до города добрался. И ничего со мной не случилось.

© Иль Канесс

Moor'k@


Раз пошли в коворкинг хипстеры с района

И зашли в одно антикафе.

Там сидела группа модной молодёжи,

Подвороты джинсов до колен.

Группа молодёжи там парила вейпы

И бухала крафтовый пивас.

Заправлял всей кодлой бородач-фрилансер

Веган, феминист и пидарас.

Тут фрилансер этот начинает буллинг

Слов таких не видывал Фейсбук!

Хипстер не смутился, взял свой гироскутер

И расколотил врагу макбук.

Закипел тимбилдинг, полетел фалафель

Пар от вейпов выедал глаза.

Бородач, как с «узи» со стаканом смузи

Словно школьник крикнул: «А-за-за!»

Мусора примчались быстро на сегвеях

Вот уже статья на пацанах.

И теперь питаться крафтовою сечкой

Всем им в неподвёрнутых штанах..

Внимание

— Что ты хочешь на ужин? Котлеты или треску?
— Ты знаешь, перекушу на работе. Я сегодня задержусь — квартальный отчёт на носу. Ты покушай и ложись спать без меня.
— Я не могу без тебя.
— Валя, прости, но сегодня так.
— Хорошо. Обнимаю тебя.
— И я тебя.

И он на самом деле сидел до позднего вечера в офисе, бился с квартальным отчётом, а когда пришёл домой — Валя уютно спала, зарывшись в одеяло. Спала и не знала, что перед тем как поехать домой, он зашёл в круглосуточный цветочный и купил ей большой букет пионов. Просто потому что она любит пионы.

В холодильнике, в контейнерах, его ждали и котлеты и треска. Валя не знала, что он захочет, и приготовила всё. Потому что не важно, что на ужин. Важно внимание.

ЭТОТ ПОСТ СДЕЛАЛ МОЙ ДЕНЬ! БРЕД ИЗ ДЗЭНА

Военрук. История из жизни

По ряду причин я меняла школы каждый год. В одной из них был дивный преподаватель начальной военной подготовки (НВП). Мужик опытный, строгий, с юмором. Не сказать, что мы его любили, но уважали это факт. Жаль, что из моей дырявой памяти выскользнули его имя-отчество.

Дело было в девятом классе, майским теплым днем военрук неожиданно вывел нас во двор. Мы были удивлены его просьбой переодеться в физкультурную форму, но сильно не спорили. Слегка поворчали, что вторая физра подряд это лишнее, но послушались.

На траву военрук положил пару наших одноклассников: одного тощего длинного, второго полненького.

- Девочки, внимание, сейчас вы медсестры. На поле боя раненые бойцы, они без сознания. А окопы в пятидесяти метрах отсюда у флага. Задание можно выполнять вдвоем. Сначала нужно доползти от окопа до бойца. Затем притащить раненого назад к своим.

Когда твоя девушка пьяна

Если бы я сама не была свидетелем этой истории, а мне бы её рассказали я бы никогда в такое не поверила. А всё началось с того, что у нашего сисадмина Василия завелась девушка. Как мы это узнали?

Да очень просто: налицо были все симптомы что дорога приключений резко оборвалась. Вася перестал улыбаться и шутить, глаз у него стал дергаться, сначала отдельно от Васи, а потом при звонке телефона и сам он весь вздрагивал как будто током били.

Девчата на работе стали его жалеть и я признаться тоже. Когда я заметила, что Вася толком и не ест ничего, стала носить ему пирожки со столовой, как бы угощала за компанию.

Мужская часть коллектива тоже не осталась в стороне: Васю закидали подколами по самые брови,  на предмет кто в доме хозяин и у кого растут яйца. До отношений Вася был тот ещё балабол и потому, ответочка ему прилетала от мужской половины с процентами.

Всех терзал вопрос, что же там за краля такая у Васи завелась, что за столь короткий срок парень из мужика превратился в хлебушек. И вот, вселенная нас услышала, и в один «прекрасный» день, таинственная дама айтишного сердца появилась у нас на пороге.

Когда я проходила по коридору со стопкой документов мне на встречу не ровным быстрым шагом летело нечто. Пол я с трудом определила, как женский, но вот возраст и род занятий до сих пор для меня загадка. Огромное существо весом не менее центнера, с растрёпанными сальными волосами,  бородавкой на щеке и в несвежей мешковатой одежде, наполнило наш офис парами недельного перегара.

Не смотря на то, что дамочка наверняка была у нас впервые, она безошибочно нашла дверь нашей бухгалтерии где её суженный в окружении женской финансово-экономической заботы, пил чай с халявными печеньками. Снаряд попал прямо в цель.

Сначала было слово. И слово это было – тварь! Я стрелой побежала в бухгалтерию, а там уже во всю шла битва. Подружка Васи хрипло орала во всю глотку – тварь, я так и знала! (видимо это означало, что любимый пойман с поличным), пыталась прорваться к бухгалтерам, но Вася заслонял собой напуганных женщин и пытался вытеснить свою пьяную девушку в коридор.

Мне повезло вовремя отскочить от проема кабинета к противоположной стене, так как вслед за мной в коридор вылетело тело Василия, выброшенное его разъяренной подругой. На крики из кабинетов стали выглядывать коллеги. Вася очнувшись побежал в серверную и закрылся изнутри, а его любимая понеслась за ним и стала выбивать стальную дверь плечом не соображая, что она открывается в другую сторону.

В это время кто-то из работников догадался нажать тревожную кнопку и ещё зачем-то пожарную (наверное думал на опережение), начался вой сирены с просьбой о срочной эвакуации из здания. Этот вой ещё больше взбесил нашу гостью и она стала хватать всё что попадет под руку и кидать в дверь серверной, активно снабжая этот процесс угрозами о неминуемой расправе.

Наступил настоящий хаос, но к счастью ненадолго. Из кабинета вышел наш директор и со свойственной ему прямотой спросил, обращаясь к бешеной дамочке: Какого художника эта любимая модель Рубенса портит наше казённое имущество (по этическим соображениям не могу цитировать в оригинале). Время замедлилось и воздух стал настолько плотным что мне кажется в этот момент его можно было бы резать ножом.

Существо обернулось на звук и ничуть не испугавшись, стремительно понеслось на директора по пути набирая скорость, словно бык на тореадора. Когда она уже почти была у цели, директор с ноги ударил в дверь своего же кабинета и та зарядила дамочке прямо в табло, вырубив её напрочь. Туловище с грохотом упало на пол, народ застыл в немом ликовании.

Когда приехали охранники ЧОПа (а они не сильно торопились) все уже успели успокоиться и отключить пожарную сигнализацию. На вопрос охранников что стало причиной внезапного падения девушки, мы не стали сдавать руководителя, и хором ответили – гравитация. Вот кто бы мог подумать, что наш директор такой мастер без контактного боя.

В итоге дамочку-дебоширку увезла скорая. Директор отчитал ЧОП за их медлительность и сказал, что хрен они увидят, а не новый договор на услуги. Вася ещё долго держал оборону в серверной, но всё же его удалось убедить что опасность миновала и вызволить на свободу. А я, если честно, до сих пор пребываю в шоке от его предпочтений.

Бабушка

«У бабушки была сестра, теть Шура, которую в семье не одобряли. Знаете, за что?

– Не за то, что живет одна.

– Не за то, что не замужем и без детей.

– Не за то, что был любовник — шишка из Минздрава.

– Не за то, что на семейные мероприятия появлялась лишь тогда, когда надо ей, хотя приглашали на все.

А за то, что имела наглость выключать домашний телефон, когда ей не хотелось ни с кем говорить. И подключила определитель номера при первой возможности, и платила за него. Вот же цаца, как это она выбирает, с кем не говорить?

А все было просто -во всех отношениях тетя Шура себя любила больше всех. И не хотела ничего, что бы мешало ее комфорту.

Тосковала? Жалела о своем выборе?

О нет.

Умерла в 93 года, до 87 ходила с «девчонками в баню», сама себя обслуживала, три года назад была статной высокой дамой с белейшими коротко стрижеными волосами. До 70 лет ездила со своим женатым любовником в Крым. Гуляла по Симеизу и пила местное вино на набережной. Потом он умер, к сожалению.

Освоила радости интернет-шоппинга. Искренне удивлялась, когда спрашивали, купить ли ей продукты — высокомерно перечисляла все известные ей сервисы доставки.

Стакан воды не потребовался.

Урок нам всем — во всех отношениях ценить и любить больше всего — себя.

Все остальное — преходяще.

Одни пришли и одни уйдем. Это не про тлен и одиночество — а именно про самого важного человека в нашей жизни:

Я – в моей жизни. Ты – в твоей».

Автор: Ирина Семенова. Источник.

Fastler - информационно-развлекательное сообщество которое объединяет людей с различными интересами. Пользователи выкладывают свои посты и лучшие из них попадают в горячее.

Контакты

© Fastler v 2.0.2, 2024


Мы в социальных сетях: