Вот в наше время...

Ответ на пост «30 лет»

В 26 лет я думала, что уже старая, никому не нужная и вообще – умираю от неизвестной науке болезни, потому что не может быть так плохо без причины. На этом фоне перестала есть, спать и через месяц уехала в больничку. Оказалось – депрессия. Я на врачей, конечно, обиделась, что лечат от какой-то там депрессии, а не от неизвестной науке болезни. Но антидепрессанты плюс нейролептики, как ни странно, помогли.

Сейчас мне 30 лет, и мне вообще пофиг на свой возраст, никогда не была так довольна собой и своей жизнью.

P.S. Лекарства пила долго, но сейчас уже давно не пью. Полёт нормальный.

Я усталь

Не хочу работать, не хочу ничего делать.

Хочу быть котиком.

Лежать на ручках, чтобы меня гладили и кормили.

М.36

Приемлемо

Знак качества

Антон давно уже поглядывал на турник, на котором так ни разу и не оставил своих отпечатков. Снаряд висел крепко, притянутый четырьмя анкерными болтами к стене, — чего не скажешь о разболтанном по жизни Антоне.

Но сегодня мужчина был тверд. В руке он крепко сжимал ремень — надежный, из кожи испанского буйвола. На такой можно положиться. Антон сам его сделал, как и бумажники, картхолдеры, обложки на паспорт и кучу других изделий, покоящихся на полках и в чревах пакетов из-под продуктов.

Все это теперь достанется неизвестно кому, но Антону было плевать. Несколько неудачных поворотов на склоне под названием «жизнь», и вот ты уже катишься вниз снежным комом. Как оказалось, микрокредиты приводят к микроинфарктам и макродепрессиям. Мечтами и надеждами на чудо не наполнишь холодильник и не заставишь течь воду из крана, а еще ими мало кого удержишь рядом. Работать на нелюбимой работе ради бесконечного погашения долгов не было никакого желания. Выход казался очевидным.

Взобравшись на табурет, Антон почувствовал, как сильно любит дышать.

«Мне нужен знак. Всего один знак…» — мысли проносились в его голове по кругу, как болиды «Формулы-1».

Знаков не было уже давно и ничто их не предвещало. Антон продел конец ремня через пряжку, сделав петлю, и поднял взгляд на турник. Так он простоял несколько минут в звенящей тишине. В комнате что-то щелкнуло. Антон отвлекся и обвел взглядом бездушные вещи. Решив, что ему почудилось, он начал просовывать голову в свой последний и единственный в жизни «галстук».

Щёлк.

«Нет, не почудилось», — Антон осторожно вылез из «вагона поезда, следующего в один конец», и мысленно попросил контролера придержать состав.

Щелкало со стороны ноутбука. Мужчина подошел к столу, тронул мышку, и экран ожил.

— «Жюль Верн оценил вашу запись», — прочитал вслух Антон.

Какой-то человек лайкнул его кожаный ремень коньячного цвета, тот самый, что болтался сейчас на турнике и ждал своего применения. Под фото ремня человек оставил комментарий:

«Ремень хороший?»

Антон несколько раз перечитал эти два слова, будто не понимая их смысла.

«Если бы таким ремнем пороли детей, они просили бы добавки», — ответил мужчина в своей излюбленной манере.

«Класс! Хочу заказать!»

За три года, что Антон посвятил своему хобби, у него не было ни одного заказа. С онлайн-досок объявлений звонили только мошенники, а еще любители халявы, требующие скидку в половину стоимости изделия. Антон совершенно не умел рекламировать себя и ограничился скромной личной страничкой в социальной сети, куда выкладывал свои поделки. Он и не рассчитывал этим заработать —просто убивал таким образом время.

«Эта модель закончилась», — написал Антон и уже хотел закрыть ноутбук, но не успел. Снова раздался щелчок, и под его комментарием возник новый:

«Можете сделать еще? Мне очень нужен именно такой. Пожалуйста».

— Надо же, какой настырный Жюль Верн», — произнес Антон и взглянул на свой ремень, висящий на турнике, словно заснувший гимнаст.

«По стоимости будет восемь тысяч».

«Ок. Куда перевести деньги?»

К такому Антон не был готов. Цену он взял с потолка, и она явно была в два раза выше рыночной. Специально, чтобы его оставили в покое. Исключительно ради любопытства он написал номер карты и стал ждать.

«Минуту», — появился новый комментарий.

— Откуда он вообще взялся? — Антон кусал сухие губы, изучая совершенно пустую страницу таинственного заказчика: ни фотографии, ни друзей, ни одной записи в профиле. Только фальшивое имя.

Телефон пиликнул. На экране загорелось сообщение: «Перевод 8000 от Андрея Константиновича В.»

— Вот ты и попался, Жюль Константинович Верн, — усмехнулся Антон.

Зайдя в приложение, он с тоской взглянул на свой счёт: –695000 рублей. Эти восемь тысяч не сильно исправили положение, но Антон не мог отказаться от работы. Это ведь его первый заказ — нельзя уйти из жизни мошенником. Хорошо, что заготовки были в наличии.

«Через неделю будет готово», — написал Антон и сразу принялся за работу. Хотелось закончить как можно скорее и вернуться к тому моменту, на котором его прервали.

Через пятнадцать минут в динамике ноутбука снова щелкнуло. Антон прочел сообщение уже с телефона:

«Скажите, а вы где-то этому учились?»

«В интернете», — коротко ответил Антон.

«А почему решили именно кожей заняться?» — продолжился допрос.

«Это вам для новой книги, что ли, сюжет?»

«Вы меня раскусили! Шучу. Нет, я не пишу. Жюль Верн просто любимый автор моего сына».

«Ясно. Решил заняться кожей, потому что всегда хотел носить Луи Виттон, но то, что предлагали на нашем рынке, Луи бы не одобрил. Попробовал сделать себе зажим для денег, понравилось. Правда, пока не использовал ни разу, так как зажимать нечего».

«У вас хорошо получается, не отличишь от дизайнерских изделий».

«Спасибо. Можете меня не отвлекать? Я начал над вашим ремнем работать».

«Прошу прощения. Творите!»

Антон управился за четыре дня вместо заявленной недели. Пока он трудился, ноутбук продолжал издавать щелчки. Таинственный собеседник прошелся по всем изделиям кожевника и оценил каждое. Он расспросил обо всех нюансах промысла и задал еще с десяток вопросов, никак не связанных с кожей и заказом, вроде: «А кто вы по профессии?», «А нужно ли для такой работы специальное дорогое оборудование, мастерская, вдохновение?» и тому подобных.

Антон отвечал кратко, со свойственным ему сарказмом, мечтая скорее разобраться с новым долгом, тянущим его в яму ответственности. Но заказчику, кажется, нравились такие колкие отписки. Через четыре дня мастер сообщил об окончании работы и послал фото клиенту.

Но вместо своего адреса тот написал, что теперь хочет кошелек и обложку на паспорт. Но не из коллекции Антона, а выполненные по фотографии, найденной в интернете.

«Не дадут спокойно уйти», — чертыхался про себя кожевник-самоучка.

На кошелек и обложку ушло еще около недели. Потом дошло до картхолдера и чехла для телефона. Деньги исправно приходили на счет, потихоньку уменьшая отрицательный баланс. Питавшийся все это время пустыми макаронами, Антон даже осмелился расчехлить свой неприкосновенный запас и, купив мяса, приготовил целую сковороду жаркого.

Заказанные изделия копились. Жюль Верн продолжал писать на отвлеченные темы. Иногда рассказывал какие-то незначительные детали из собственной жизни, философствовал, делился предпочтениями в еде и музыке.

Антон отвечал сначала нехотя, затем ввязался в какой-то глупый спор, выиграл его, позлорадствовал, извинился, предложил новую тему для разговора. Работа растягивалась с утра и до ночи. Мужчина не был профессионалом, поэтому времени на каждое изделие уходило много. Часто получался брак. Горбясь по несколько часов над рабочим столом, мастер начал ощущать болезненное давление в спине и иногда подходил к турнику, чтобы просто повисеть. Ремень все еще был там: изображал твердый знак, намекая на совсем не мягкое окончание.

«А сумку вы сможете сделать?» — спросил Жюль Верн, когда Антон закончил с последним заказом.

«Простите, я никогда их не делал. Не могу брать с вас деньги, так как не уверен в результате», — честно ответил Антон.

«Ну вы попробуйте, а как получится, я у вас ее выкуплю», — не отставал Жюль.

«Простите, но у меня закончилась кожа, с себя срезать не смогу, а купить новый материал не на что».

«Скажите, где и что нужно заказать, и я пришлю».

«Зачем вам это? — не сдержался Антон, чувствуя какую-то внутреннюю злобу. Он не хотел быть кому-то обязанным. Это сильно давило, а он устал быть под давлением. — Есть куча мастерских, способных сделать сразу и хорошо, почему бы не обратиться к ним?»

«Я не хочу к ним. Я хочу, чтобы сделали именно вы. Если вопрос только в деньгах, то нет проблем, я заплачу. Деньги не главное, поверьте, я-то знаю…»

«Вопрос не в деньгах. Вопрос в том, что вы от меня хотите?!»

После этих слов Жюль Верн пропал и не появлялся до следующего утра. Всю ночь Антон места себе не находил, чувствуя стыд за то, что обидел человека. А еще у него жутко чесались руки: хотелось шить, резать, клепать, кантовать. Заказы Жюля вернули Антону чистые мысли, вернули желание существовать.

«Хочу общения, — появилось сообщение утром, а следом еще одно: — Простите, интернет вчера закончился. Мне нужно от вас общение, и я готов заказывать столько, сколько нужно, чтобы мы продолжили эти беседы. Мне очень понравилась ваша манера вести диалог, ваша решительность, преданность делу и жизни. Признаюсь честно, я хотел заказать ваш ремень совсем не для талии, если вы понимаете, о чем я…»

«Не понимаю», — ответил Антон, но, кажется, начал догадываться.

«Видите ли… Я лишился многого в жизни, очень многого… И мне начало казаться, что она потеряла всякую ценность. А тут я случайно попал к вам на страницу и увидел тот ремень. Мне он так понравился, и я решил, что он-то мне и поможет со всем покончить. А потом вы начали ерничать и отвечали на все мои вопросы идиотскими шутками. У вас замечательное чувство юмора! В общем, мне стало легче… немного. Думаю, что вы мне помогли, и помогаете до сих пор тем, что не игнорируете».

Мурашки оттоптали Антону всю спину, когда он читал это сообщение.

Он снова глянул на ремень, который должен был забрать одну жизнь, а вместо этого три недели удерживал на плаву две. Он встал, подошел к турнику и, сняв с него ремень, опоясал им джинсы. Затем повис сам и сделал несколько подтягиваний, на сколько хватило сил. Спрыгнув, он уселся за ноутбук.

«Вот тут можно заказать материалы», — отправил Антон ссылку на магазин, а затем написал свой адрес.

«О, а я в соседнем городе живу! — ответил Жюль Верн. — Может, я сам привезу вам сырье? Заодно и познакомимся лично».

Антон задумался. Вся эта ситуация до сих пор казалась странной, но тут снова пришло сообщение от Жюля:

«Вы знаете, мой хороший приятель занимается созданием и раскруткой сайтов. Могу в обмен на сумку предложить вот такую помощь для продвижения вашей мастерской. Не обещаю, что что-то выйдет, но попробовать можно».

«Спасибо большое, — пальцы Антона замерли над клавиатурой, он некоторое время собирался с духом, а потом решительно продолжил: — Я буду рад вас видеть у себя в гостях, меня Антон зовут».

«Очень приятно, а меня — Андрей».

Александр Райн

( мой тг канал https://t.me/RaynAlexandr)

Внимание! .....Спасибо за внимание !

Я щас поняла что повзрослела. Вместо того чтобы наматывать сопли на кулак, писать дневники с переживаниями, смотреть в окно и слушать грустные треки я взяла лопату и пошла во двор снег х*ярить. Итог: двор образцово-показательный, шикарное кардио и совершенно спокойная пустая голова. ЗАЕБЦАААА🫡🤤

Ответ на пост «Никогда не было отношений»

Вот давно небыло и опять.... "Я охеренный парень/девушка, зарабатываю выше среднего, выгляжу ниче так - че вам бабам/мужикам ещё надо? Вон какие то бомжи на помойке сексом тавокаются, а я один/одна, аж бесит!"

Да причин может быть мильён +100 000! Ваше "нормально одеваюсь" легко может быть: ношу мои любимые лейбловые треники пятый год, а они все как новые, и ничо что протерлись на заднице у меня модный стиль такой. "Умею ухаживать" (автор вот прямо уверен, хотя отношений у него небыло) - цветы принципиально не дарю, в рестике баба пусть сама за себя платит. Зато могу в отличие от других офигенно морально поддержать...

Дальше не хочу даже расписывать, ибо долго объяснять упоротому человеку уверенному что все вокруг говно а он мушкетер, тем более написавшему анонимно, не вижу смысла.

P. S. Даже вроде бы "крик души" автор умудрился испоганить конечным акцентом "засуньте себе куда подальше". А потом эти люди удивляются почему у них никого нет.

Как ощущаются различные расстройства изнутри

Тревожное расстройство

В вашей квартире множество комнат и неисправная сигнализация. Сирена з зубодробительным звуком включается без всякого повода, непредсказуемо и в отдельных частях квартиры.

Логически вы понимаете, что сигнализация неисправна и срабатывания ложны, но вот вы идёте в дальнюю комнату, и вы ведь не можете быть уверены, что именно эта конкретная сирена — не знак катастрофы.

Ведь есть же вероятность, что на этот раз действительно случилось или случится что-то страшное.

Стоит вам выключить сигнал в гостиной и всё проверить — сигнализация начинает выть на кухне.

Биполярное расстройство

В течение нескольких месяцев в году ваш банк принудительно перечисляет вам тысячу долларов в сутки.

Потом эти деньги внезапно сгорают — и в течение следующих нескольких месяцев ваш банк принудительно снимает с вашего счёта тысячу долларов в сутки.

Вы никогда не можете быть уверены, когда именно один период сменится другим и сколько продлится каждый из них.

Депрессивное расстройство

Вы находитесь под колпаком из толстого стекла.

Сила тяжести внутри колпака в несколько раз выше привычной земной гравитации.

Стекло пыльное и почти непроницаемое для солнечного света, запахов и звуков.

Что бы вы ни делали, вы обязаны поднять этот тяжеленный колпак и нести его на себе. Даже если вы направляетесь в душ.

Друзья предлагают вам больше улыбаться и быть на позитиве. Они говорят, что немного спорта и вечеринка в воскресенье обязательно всё исправят.

Нарциссическое расстройство

Когда вы идете по улице, вы обязаны спрашивать у каждого прохожего, какого вы роста.

Какую бы цифру он ни назвал, ваш рост действительно изменится на названную им цифру.

В процессе этой мгновенной мутации вам будет очень больно.

Вы вынуждены общаться только с людьми, которые называют одну и ту же большую цифру.

Вы не имеете права рассказывать кому бы то ни было об этой своей странности.

Вы также обязаны участвовать в конкурсе на звание «Самый высокий человек недели». За проигрыш вам положено наказание. Если вы побеждаете, вас оставят в покое на пару дней.

Обсессивно-компульсивное расстройство

Вам подбросили бомбу, на которой тикает таймер обратного отсчета, — до взрыва около часа.

Чтобы обезвредить её, вам нужно найти все горизонтально расположенные желтые проводки (их 134 штуки), отключить левую часть проводка и переподключить её в фиолетовые разъемы на обратной стороне ящика, но только при условии, что фиолетовый разъем не находится слева от красного разъема.

Тогда таймер сбросится и обратный отсчёт начнётся заново с отметки «1 час». У вас будет немного свободного времени, а потом всё нужно повторить заново.

Социофобическое расстройство

Стоит вам выйти из дома или задуматься о телефонном звонке, возле вас материализуется съёмочная группа.

Они снимают каждое ваше действие с трёх ракурсов и транслируют на огромные экраны, установленные на площадях по всему миру.

Если вы совершаете глупость, её показывают несколько раз в замедленном повторе.

Посттравматическое стрессовое расстройство

На вашем компьютере неисправен видеоплеер.

В самый непредсказуемый момент он включается поверх всех окон, блокирует клавиатуру и мышь и показывает один и тот же видеоролик.

Очень страшный видеоролик в очень плохом качестве.

Вы даже толком не можете рассмотреть его, но понимаете, что там какая-то жуть, от которой перехватывает дыхание.

Вы также не можете свернуть или выключить видео, пока не досмотрите фрагмент до конца.

Ответ на пост «Про эффект антидепрессантов»

Поздравляю! Рад что у Вас так быстро наладилось. Может потому что хватило ума воспринять ситуацию соответственно её тяжести.

Я таким образом года 3 потерял.

Ещё в 2019 была пара депрессивных эпизодов на фоне расставания с первой (и с тех пор по-прежнему единственной) девушкой.

В 2020 Корона, карантин. Друзья пропали, поводы выходить из квартиры (а потом и вставать с кровати) закончились.

В 2021 Корона ушла - а депрессия осталась. Проебал весь год, вообще ничего вспомнить не могу (один отпуск хороший был, на неделю на море)

В начале 2022 от суицида меня спасло то, что мне просто было лень в магаз за веревкой идти. А потом внезапно нарисовалась одна давняя подруга. Посмотрела на меня и может быть даже буквально, спасла мне жизнь. Притащила к психиатру, к психотерапевту. Нашла кваритру соседнюю с её (чтоб я один не оставался)...

Полтора года прошло на таблетках Эсциатлпрам 10 мг, (с одним крупным залётом посередине) а с этого пролёта ещё и Бупропион 300мг и психотерапия.

Какого-то мгновенного и очевидного позитивного эффекта сразу не было (зато был негативный, когда я резко и в инициативном порядке пытался от них отказаться).

Но в конечном итоге всё это помогло мне как-то вернуть землю под ноги: жить, а не существовать. Пытаться что-то менять к лучшему а не проклинать себя за упущенное время.

За послдение месяцы сменил город, вернулся в университет, живу с лучшим другом, занимаюсь по чуть-чуть спортом, пытаюсь ходить на свидания.

Ответ на пост «Где же вы раньше были?»

У меня тоже такая пациентка есть. Такая вся миниатюрная, как куколка, а поражены обе молочные железы и периодически это все течет и воняет. И первое, что она услышала от моей медсестры "Ты где столько лет ходила?!" Пришлось рявкнуть на медсестру и успокаивать девушку, потому как та сразу в слёзы. Ещё во время жизни терапевтом поняла, что такие вопросы неуместны, тк бывает всякое: кто-то боится, кому-то некогда, а кто-то подарил свое время другому человеку ради его спасения. И ничто из этого не стоит осуждения. Работаем с тем, что есть

Fastler - информационно-развлекательное сообщество которое объединяет людей с различными интересами. Пользователи выкладывают свои посты и лучшие из них попадают в горячее.

Контакты

© Fastler v 2.0.2, 2024


Мы в социальных сетях: