Утро и баба Маня

6 утра. Сплю обложившись котиками, досматриваю третий сон. Надо сказать, сплю чутко, слышу, как храпит шпиц возле кровати, переворачивается на кровати Саня в соседней комнате.

-Трррр- пальцами по железке балконной. Даже не открыв глаза, знаю ,пришла баба Маня. Выглядываю в окно, так и есть в белом платочке, галошах, с батажком в руках и ведёрком, прикрытым сверху белой тряпицей. Машу ей рукой, мол сейчас открою, заходи.

Быстро чищу зубы, плещу в лицо холодной водой, ставлю чайник, знаю, баба Маня сейчас в саду и огороде- инспектирует.
-Спишь, Маринушка? А я вот по грибы собралось на Феланий лог, дай думаю зайду, яичек свежих занесу да шанежки.

Белая тряпица с ведра волшебным образом исчезает и передо мной пирожки и шанежки, ещё теплые, вкуснопахнущие, а внизу в кулёчке яйца и пара огурчиков, малосольных с укропом и смородиновым листом, хрустящие, как я люблю.

Мне тоже есть чем её порадовать, печенье «Минутка», продаётся только в городе, она его обожает и конфеты «Ромашка», наисвежайшие.

Баба Маня светлеет лицом, привычно крестит лоб и садится за стол. Ест аккуратно, не спеша, за столом не балаболит и лишь допив чай вываливает на меня местные новости. Здесь я обычно отключаюсь, слушаю её голос и борюсь с зевотой. Сколько варенья сварено, собрано яйц, насушено грибов, посолено огурцов, кто родится, женился, развёлся-как правило имена и фамилии ничего мне не дают, я не знаю этих людей.
-Ой,что это я, засиделась у тебя, в лес пора!- спохватывается баба Маня.
-Сиди, сиди- говорю я.
-Какое там сиди, Нюрка небось уже давно в лесу,а я тута прохлаждаюсь, побежала я, Маринушка.
Предлагаю подвезти, знаю, бесполезно.
-Да ты , что, я сама, одна нога тут, другая там! А ты не сиди, завтрак мужу сготовь, полы подотри, раз уж встала.
Согласно киваю головой, провожаю бабу Маню за ворота и снова заваливаюсь спать.

7 утра. Я в отпуске, можно спать и спать, а на завтрак мужу- пирожки, шанежки и два огурца, от бабы Мани.

Вентиляция улья пчелами

Вентиляция улья обеспечивает правильный газообмен внутреннего пространства с окружающей средой, регулирует уровень влажности, в летний зной не дает гнезду перегреваться.

О прикладной иппологии

Давным-давно, после университета я пришла работать в Очень Секретный Институт, и меня тут же выперли то ли поднимать, то ли подпирать сельское хозяйство.

Наверно, в сельском хозяйстве я могла принести больше пользы.

Или нанести меньше вреда обороноспособности страны.

Было нас человек 30, готовить должны были сами.

Умею-не умею не считалось, всё строго по очереди.

Мне ещё повезло, я попала в поварихи вместе с девицей, которая знала не только то, что прежде чем жарить яйца, их необходимо разбить.


Народ после обеда отбыл на зерносушилку, а нам возчик должен был привезти коровью ногу с фермы.

Ничто не предвещало.

Но гром грянул.

Возчик несколько расплывчато возник в дверях кухни и сказал:

– Девки, ко мне свояк приехал, не могу на ферму. Вон коня привел, ехайте сами, тут близко, только животную не угробьте, животная – скотина государственная, деньжищ стоит.

Повернулся и синусоидально удалился к своей хате.

– И не мечтай, не поеду, – сказала мне напарница, – я их боюсь, они кусаются и копытом могут врезать. Давай ты, ладно? А я зато вечером всю посуду помою.


Предложение насчет посуды было заманчивым.

Мы обошли вокруг коня и телеги, держась на приличном расстоянии.

Заподозривший нехорошее конь возмущенно заржал.

– Во! Видала, какие у него зубы? То есть я хочу сказать, лошади не всё время кусаются, почему он тебя кусать должен. Ты ж в телеге будешь, он и захочет, так не достанет. Я читала, ничего сложного – тпру! но! и вожжами знай себе управляй. А я и посуду, и кастрюли вымою, честное слово.


Вот тут я хочу сказать всем родителям – учите своего ребенка говорить «Нет!».

Меня вовремя не научили, и я, идиотка, забралась в телегу, взяла вожжи и сказала «но!».

К моему удивлению конь пошёл.

Чувство своей тележно-наезднической крутизны прошло через минуты три, когда конь свернул налево, куда нам с ним было не надо.

Вернее, мне было не надо, а у коня имелись свои планы.

Я крикнула «тпру!» и натянула вожжи.

Конь презрительно отмахнулся хвостом.

Я соскочила с телеги и, забежав вперед, начала махать перед конем руками, но конь отпихнул меня своей мордой.

Пришлось опять запрыгивать на телегу, пытаться управлять вожжами, орать нечеловеческим голосом «тпру!». Конь моими воплями не заморачивался, шёл себе как шёл, любуясь сельскими видами, пока не пришёл в овсы.

Ну я решила, что это овсы.

Для коня как-то логичнее забредать в овсы, нежели, скажем, в какое-нибудь просо.

Короче говоря, он влез в эти самые овсы и начал пастись вместе со мной и телегой.

Я хотела было бежать в деревню за помощью, но подумала, не дай бог уведут или сам куда уйдёт, где его тогда искать.

И вот вам картина, чистая пастораль: в полном разгаре страда деревенская, но нигде ни души, овсы до горизонта, облака плывут белыми замками по высокому блекло-голубому небу, конь знай себе хрупает и на мои вопли не отвлекается.

Натрескавшись, конь выехал из овсов и пошёл гулять дальше.

Он свозил меня к речке, напился, сам развернулся, чуть не перевернув при этом телегу, потом мы ещё долго прогуливались вокруг какого-то леска, наконец, вернулись в деревню и начали щемиться в чей-то огород, дабы внести туда маленько разора.

Тут я поняла, что наступило время «Ч».

Если потравленные овсы были казенными, то огород – частный, и за действия этой государственной скотины я рискую схлопотать по полной.

Но в памяти весьма кстати всплыло слово «уздцы».

Определив примерно, что тут может называться уздцами, я ухватилась за них и таки смогла выволочь недовольного коня вместе с телегой почти уже из огорода.

Так и вела его до фермы – под уздцы.

Конь обиженно фыркал, не ожидал от меня такого свинства.

Но из нас двоих весь в мыле был не он.


В общем, выехали мы часа в два дня, на ферму пришли к семи.

Ногу погрузили, и в телегу забрались две сельские тётеньки.

Одна сказала мне, давай, мол, погоняй, но увидев, что конь плевать хотел на мои погоняния, взяла дело, то есть вожжи, в свои руки.

Нас с ногой мигом домчали до кухни.

Напарница моя выскочила в крайнем озверении:

– Ты где была?! У тебя совесть есть? Я тут как раба крепостная, не присела, а она барыней разъезжает!

Как будто я по ресторанам шлялась.

Конь, зараза такая, состроил умильную невинную морду – в стиле козы-дерезы, типа ни крошки с утра во рту не было – и, как мне показалось, даже пустил слезу.

– Ах ты мой хороший, – запричитала напарница, – заездила тебя эта живодерка, сейчас, миленький, сейчас я тебе хлебушка вынесу!


Когда уже ночью я в гордом одиночестве домыла котлы и кастрюли, за конем пришёл возчик.

Вернее, пришатался.

– Поехал свояк, от хороший мужик! Ты, девка, гляжу, с конем управилась. Может, самогоночки глотнешь, а то свояк уже поехал? Самогоночка – ух! – для себя гнали, не для абы кого.

– Глотну, – решительно сказала я. – Лейте вон в ту кружку. Лейте, лейте. Ну, за коня!

Курятник мечты

Никогда не понимал, почему нельзя сделать хорошие условия для скотины, которую держишь у себя на участке. Самому ведь приятней заходить и любоваться красотой, а не по колено в грязи и говне копаться. Менталитет? Лень?

На видео наш тогда еще не доделанный птичник. Если будет интересно, постараюсь запилить пост с этапами строительства и окончательным видом.

Многие так говорят по осени

Ответ на пост «Чем кормить курицу...»

Когда мне было лет 13, мой отец устал от исторической практики, которая приносила ему доход, и мы переехали на маленький хутор. Первое, чем мы решили заняться- завести кур, при том кур породистых, потому что заводить не породистых кур- как-то недостаточно элитно. По итогам семейного совета, мы отправились на ферму к соседке моей тётки, у которой жило множество кур. Куры были следующих пород: малины, голошейки, джерсийские гиганты, индонезийские чёрные куры, и ещё какие-то белые и здоровые, название которых я забыл. В итоге, мы закупились яйцами и отправились домой. Дома заложили яйца в инкубатор. В итоге, вывелось около 30 цыплят.

Самым первым из них был чёрный цыплёнок, который, спустя какое-то время вырос в петуха. Предки этого цыплёнка очевидно смотрели курячий аналог фильма "Калигула", поскольку хозяйка не особенно следила за чистотой породы. Петух оказался скотиной чудовищных размеров (почти по колено, и весом под пять кило) изумительно антрацитово-чёрного цвета, с вертикальной посадкой тела, роскошным черным гребнем, лысой шеей, голыми, черными, точно лакированными ногами, покрытыми толстой чешуей. Лишь несколько перьев в хвосте были ярко-алыми. Картину дополняли здоровые шпоры, и рост по колено. За петухом моментально закрепилось прозвище "Фашист", потому что всеми своими манерами и характером он напоминал офицера СС из советских фильмов. На башке у него красовался стильный причесон, делавший его похожим на гангстера из "Острых козырьков".

Когда зима кончилась, было решено начать постройку нового курятника, и потому, молодых цыплят мы отправили к моей бабке по отцу. В самый первый день, бабка пошла кормить кур, после чего, петух предпринял на неё нападение, и пробил ей шпорой ногу даже не пикнув. Черт побери, по итогам этой акции бабушка заработала себе шикарный абсцесс, потому как словить в бедро тупую здоровую птичью шпорину, заляпанную навозом- для здоровья не очень полезно.

Как только кто-нибудь подходил к его курам, он начинал угрожающе квохтать, и атаковал ноги человека с невиданной яростью, пытаясь пырнуть тебя шпорой. Получая игривый пинок, он отлетал на пару метров, но снова вставал, и кидался в яростную атаку. Зная его свойство кидаться в ноги, каждый член нашей семьи уже заранее готовился дать наглой птице пня.

Спустя несколько месяцев пребывания у бабушки, петуха начали выпускать погулять. Нежно он привязался к сестре моей бабки, и ходил за ней, выпрашивая у нее еду, главным образом путем ора и попыток клюнуть в пятку.

Где-то в конце лета, этот пернатый паразит сбежал на улицу, и зашёл на участок соседки, державшей свою птицу. До сих пор неизвестно, из-за чего птичья стрелка превратилась в кровавый ад, но петух забил насмерть соседского индюка, правда не самого большого. После скандала, петуха мы забрали обратно.

В первый же день, в наш курятник забрался соседский кот, однако, вместо привычных ему нескольких кур, там его ждал петушара, который моментально атаковал чужака, с намерением убить эту мохнатую падлу. Соседский кот с ором сбежал к себе, а петух проводил его до забора оглушительным квохтанием.

Отдельно хочется рассказать про главный минус ведения сельского хозяйства- крыс. Уже очень скоро, этих тварей у нас расплодились великие тысячи, и против них не помогало ничего. Регулярные потравы вырезали их, и мы убирали с территории крысиные тушки, но это не особо помогало, поскольку тварей от этого меньше не становилось. Крысы нападали на перепелов, галили, залезали в дома, и хуже того, разносили эхинококкоз, что я установил путем вскрытия падшего крысиного солдата.

Крысоловки позволяли убивать лишь самых маленьких и слабых, но старые крысиные альфачи жили в своих норах и плодились. Не помогло даже сокращение кормовой базы, в виде убранного в герметичные бочки корма. Когда в хозяйстве появились кролики, козы, лошади и коровы, проблема стала катастрофической.

В этот момент, автору поста пришла в голову гениальная идея: он достал с полки старое пневматическое ружьё, приделал к нему хороший прицел, и каждое утро начал выходить на балкон своего дома, вид с которого открывался прямо на курятник, под которым находилась крысиная колония. Очень быстро я навострякался устраивать крысам геноцид, отправляя их к крысиным богам весело и задорно.

Однажды, ранним утром, на рассвете (а крысы бегали в основном во мраке), я заметил средних размеров крысеныша, нежно-персикового цвета (я установил, что на определенном этапе у нашей популяции крыс произошла мутация окраски, в силу того, что никто на них до недавнего времени не охотился) который выбрался из своей норки
Я уже приготовился отправить эту паскуду в ад, но тут из курятника неспешно, походкой настоящего офицера СС вышел нордический петух. Увидев крысу, он испустил свирепый вопль, и атаковав ее, за доли секунды сожрав целиком.

С тех пор, мы с батюшкой выходя на балкон, частенько лицезрели упоительное зрелище. Посреди белого дня, крыса высовывалась из бункера, и оглянувшись, стремительно драпала в другую нору. Если петух засекал крысиное перемещение, то он бросался следом, пытаясь сожрать оную. Обычно, ему это удавалось после недолгой, но эпичной погони. В процессе этого действа, мы научились делать ставки на крысу или петуха, и благодаря петуху я выиграл однажды у отца две тысячи.

Не забывал петух и про свои прямые обязанности. Во первых, он пиздился со всем, что шевелилось, нападая на других петухов ( после того, как он заклевал двоих младших оппонентов насмерть, до нас дошло, что их стоит держать отдельно), павлинов, фазанов, овец и маленьких детей. Младшие очень быстро поняли, что в курятнике им не рады, и ходить туда перестали, (особенно после того, как петух сбил четырехлетнюю сестру с ног, и попытался ее заклевать). К фазанам и павлинам он относился относительно терпимо, лишь иногда гоняя их по двору. Овец обычно клевал в нос, или бежал на них с громким квохтанием. Собаку он ещё в возрасте "собачьего хлебушка" клюнул в нос, так что та убежала с громким скулежом, и превратившись в здорового вольфхунда к курам даже не подходила.

Во вторых, петух оставил около 70 цыплят после себя. Он реально трахал все что шевелится, и все что не шевелится, включая всю остальную птицу и почему-то резиновую калошу. К гусям и индюкам относился уважительно. Достаточно мило он валялся в пыли, поднимая пыльное облако, копался в компосте в поисках личинок. Когда я копал огород, петух прибегал с громким квохтанием искать червей. Однако, за мной он никогда не ходил. Иногда, в сарае мы обнаруживали трупы крупных крыс, расклеванные совершенно. Очевидно, что они приходили к нам, чтобы поживиться курятиной путем обгрызания лап, но находили лишь смерть.

Досуг у петуха был петушиный: он ходил по двору, купался в песке, сидел в крапиве, изредка залезал на колодец и громко орал, трахал кур, клевал камушки. Однажды, он залез в куст кавказского можжевельника, и сидел в нем два дня, пока мы с матюками его оттуда не вытащили. Когда приезжала сестра бабушки, он преображался, и начинал за ней бегать, требуя еды. Жрал он всегда и всё. Обычно комбикорм, но и рубленную крапиву жаловал.

В какой-то момент петух стал вялым и смурным, из-за голой шеи цепанул бронхит. Однако, скоро он ожил, и начал кукарекать. Если раньше он делал это в меру, то теперь орал не переставая, чем мешал спать и нам, и соседям. В конечном итоге, именно по этой причине он и был нами гильотинирован. При вскрытии, обнаружилось, что органы его давно сгнили, по причине мощного новообразования злокачественной природы, возникшего в печени, и потому есть мы его побрезговали. Это была единственная птица, которую мне было жалко. Спи спокойно, дорогой друг-петух.

Вообще, куры оказались на удивление умными и прикольными тварюшами. Уже позже я смог даже приручить одну курицу, родившуюся полностью слепой. Она научилась реагировать на звук моего голоса, и довольно долго (лет 8) жила в моей комнате, рядом с другими зверями.

Вот такая вот история.

Про важность правильных диагнозов

В советское время в нашем селе МТМ и гараж находились на одной территории, за одним забором, и мужики, которые там работали, собирались в одной курилке  и обменивались историями. Одной из любимых была про ВасильМихалыча и Гришеньку.

ВасильМихалыч был шофером скорой помощи. Здоровенный дядька, сдержанный и немногословный, водил свою "буханку" много лет. В основном возил фельдшеров по приемам и в райцентр, но случались и острые случаи.

Например, когда у пятилетнего мальчика Гриши поздним вечером, почти ночью заболел живот. Сильно. Гришина мать вызвала фельдшера - та прибежала, ощупала. Вроде как не аппендицит, но острый живот штука опасная. У малыша тем более. У нас даже плакат висел на стене в амбулатории на эту тему: "Промедление - смерти подобно".

Надо ехать в райбольницу к хирургу. Сбегали к соседям, позвонили в гараж, вызвали ВасильМихалыча. Погрузили Гришеньку, маму Гришеньки и фельдшера. Поехали в район за 50 километров по колдобинам. Буханка подпрыгивает, животик у Гришеньки болит, мама Гришеньки плачет, фельдшер молится про себя, чтоб все обошлось.

Хирургом в те времена в районе был дядька по фамилии Торопыгин. Он периодически приезжал в нашу больницу в составе делегации районных врачей для проведения медосмотров, с бабушкой был хорошо знаком и при встрече в райцентре раскланивался. Хирург он был очень толковый и опытный, при этом диагнозы и рекомендации раздавал с фирменным добродушным сарказмом.

Торопыгин спустился в приемный покой зевая и натягивая халат. Осмотрел Гришеньку, пощупал животик. Посмотрел на фельдшера, на маму Гришеньки, на медсестру, на потолок. Спросил у Гришеньки:
- Мальчик, а ты какать случайно не хочешь?
- Хочу! - сказал Гришенька.
- Организуйте, пожалуйста, мальчику клизму и горшок.

Утром в гараже сидел, матерясь и заполняя бумажки, злой невыспавшийся ВасильМихалыч.
На вопросы "чтослучилось" отвечал:
-  Петрова Гришку ночью в райцентр посрать свозил.

Курилка, слева - мой дед, зав МТМ.

Про деда, сухой закон и ключ под крыльцом

Дед мой, царствие небесное, всю жизнь был не дурак выпить.

Ну как выпить. Обычной была ситуация, когда бабуля по звуку подъезжающего мотоцикла определяла: "Опять ни уха ни рыла, да провались оно пропадом. Опять нажрался вдрабадан".
"Днепр" тарахтел вдалеке, Шарик радостно лаял слыша хозяина, потом на угоре мотоцикл глох и скатывался вниз к дому, слегка тюкаясь в ворота. С него сваливался дед и с определенным трудом заходил в ограду.

Как он ни разу никого не убил и сам не убился - чудо из чудес и невероятная пруха. Алкоголь - зло и пьяный водитель - преступник, но нужно отметить, что в то время транспорта на дороге в селе было мало и не было резонансных автокатастроф, поэтому к пьяным за рулём относились сильно снисходительнее.

Утром дед вставал в пять утра, управлялся со всем скотом, чисто выбритый и наодеколоненный завтракал под бабушкин пилеж, покаянно вставляя "Мать, прости, больше не повторится". Конечно повторялось.

Бабушка попробовала воздействовать через руководство совхоза. Директриса на деда только что не молилась, поэтому ответила: такого ответственного руководителя, как он, по пальцам сосчитать, на вверенном ему участке полный порядок, вся техника на ходу, в нетрезвом виде на рабочем месте не замечен, а что происходит после окончания рабочего дня - вне ее компетенции. И кто она такая, чтоб указывать самому авторитетному специалисту, как ему проводить досуг?

Когда Михаил Сергеевич объявил в СССР сухой закон, и дед стал постоянно приезжать с работы трезвым, бабушка была счастлива. "За это Горбачеву бы ноги вымыла и воду выпила".
Талоны на алкоголь были у бабушки, водка использовалась строго на праздники и в качестве сельской валюты. Время от времени деду подворачивался случай, но их стало сильно меньше.

Однажды летом, когда у нас с сестрой были каникулы, дед прибыл с работы косеньким. Бабушка подняла брови, но ничего не сказала. Он ушёл кормить скот и вернулся изрядно навеселе. Вышел покурить - и все, уже в хлам. "Вон рыло-то набок увело! Где набрался?" "Да ты чо, мать, тебе блазнит. Откуда мне взять?" - дед пытался сделать честное прямое лицо, но получилось плохо.

"Где-то дома припрятано" - поняла бабушка и начала поиски. В пригоне, предбаннике, сарае не было. Оставался гараж. Вытащила у деда ключи - так и есть, десятилитровая бутыль браги из вишневого варенья на верстаке и рядом ковшичек аккуратно на гвоздике подвешен. Крикнула нам с сестрой: "Девки, тащите сюда три больших банки и два ведра воды!"
На следующий день дед после работы поставил мотоцикл в гараж, а бабушка хихикая слушала под окном "Богородицувдушумать" и хлопанье дверями.
- Бог-то долбанет однажды молнией по башке за такие матерки.
- Ты что ли вылила?
- А у тебя что ли было там что?
Дед посопел, но крыть было не чем - попался.

Через несколько недель мы с сестрой уронили ключ от дома в щель в крыльце. Дед приехал на обед, мы пожаловались, он отодрал доски сбоку и полез искать. Нашел ключ, 20 копеек, вязальный крючок и три банки браги, которые туда спрятала бабушка.
"Девки, нате вам двугривенный в копилку" - радостно сказал дед.

Брага снова поменяла дислокацию. Бабушка хватилась её только во время покоса. Поахала, поругалась на деда, но пришлось достать бутылку водки, прибереженную для других целей.

Дед умер девять лет назад. Всю жизнь он ухитрялся сочетать несочетаемое: безграничную любовь и самопожертвование по отношению к семье и тягу к спиртному. "Я не алкоголик, а бытовая пьяница"
Бабушка по нему сильно скучает и мы тоже.

Про то, как баба Дуня на фронте побывала

Судя по реакции на на предыдущие посты - семейные истории многим отзываются.

Люди в комментариях делятся своими, не менее интересными и замечательными, которые доказывают, что у судьбы фантазия богаче, чем у любого сценариста.

Поэтому вот вам еще.


А придут к нам бывало бабы деревенские и говорят: "Расскажи, Авдотья, как ты из деревни до самого фронта к дочери съездила?"

А она им: "Дак как - взяла с собой мешок рубленого табаку, сосед ехал, по пути до райцентра подвёз, там и на поезд сесть помог. А в вагоне арестантов на фронт везут. Вот все говорят - арестанты да арестанты, а они хорошие робята, уважительно ко мне, место нашли, блюдо целое горошницы на табак сменяли. Что хоть и арестанты, а курить-то охота. Так я три дня с ними ехала, горошницу ела.

А потом доехали, на вокзале их выгрузили, а я пошла Надю свою искать. Тут меня военные поймали - зачем здесь ходишь, поезжай-ка, мать обратно, нельзя тебе здесь. А я им - нет, говорю, милые, я сюда добралась и уж обратно не поеду, пока дочь не повидаю.

Две их у меня: одну перед самой войной похоронила, от туберкулёза сгорела, отец корову на лекарство сменял - и не помогло.

А вторая медик, вот в армию и призвали. За неё сердце ещё болит и успокоиться не может. Дайте хоть посмотреть одним глазком, фельдшер она тут в госпитале.

Дали мне провожатого - довел меня до госпиталя, Надю мне там нашёл. Она обрадовалась - откуда ты, мама, тут, как добралась? Нагляделась я на Надю - жива, здорова, все у неё хорошо, вокруг не стреляют. Успокоилась.

А обратно Надя меня в вагон с ранеными посадила. Там я вторые полмешка табака и раздала - то тот солдатик подойдёт попросит, то другой. А один говорит - мать, отсыпь мне ещё, там тяжелораненые в другом вагоне, неходячие, просят. Я ему и отдала остатки, пусть покурят.

А в райцентре-то слезла и до деревни уже пешком дошла. Вот и весь вам сказ."

Прапрабабушка Дуня - в центре, слева ее внучка - моя бабушка, справа - дочь Надя, мальчики - ее дети. Фото - начало 50х.

О важности учебы

Бабушка  моя Валентина родилась в 1935 году.

В 1940 году ее мать умерла от туберкулеза, в 1941 на войну ушел отец, и они с сестрой остались на попечении родителей матери. Деда, впрочем, тоже сразу после начала войны забрали в трудармию. Прапрабабушка работала в колхозе и тянула внучек.

Вале она говорила - учись, здоровье у тебя слабое, в деревне дояркой не протянешь долго, будешь врачом или учителем - будет и зарплата и уважение, а тяжести не таскать.

И Валя хорошо училась, но в родной деревне была школа до трех классов, а семилетка - в соседнем селе за 11 километров.

В четвертый класс пошли не все, а только те, чьи родители договорились о "квартирах" - то есть койкоместах у знакомых. В понедельник с утра оравой шли в школу, в субботу вечером - обратно домой через лес, болото и поле.

Валя жила на квартире у тети Груши, подруги бабы Дуни (друг дружку они звали Дуняша и Груняша).  Баба Дуня привозила ей мешок картошки на месяц, а по понедельникам с собой выдавала пятилитровый бидон молока и травяных "калебашек". Задача у 11 летнего ребенка была распределить продукты так, чтобы их хватило до следующего пополнения припасов - и она с ней справлялась. Остатки молока в бидоне к концу недели чудовищно воняли - бабушка с чувствительным носом, запах кислого молока до сих пор не выносит.


Четвертый класс худо-бедно отходили, а в пятый класс родители решили детей не отправлять - и так голодно, и рабочие руки дома нужны и в деревне четырех классов хватит с лихвой.

И только Валю собралив пятый класс.

"Никто не идет, и я не пойду!" - уперлась Валя.

"Никто не идет, а ты пойдешь!" - сказала баба Дуня, выкинула за шкирку Валю за дверь, высвистнула следом котомку с калебашками и аккуратно выставила на крыльцо бидончик с молоком.

Всю дорогу Валя  до соседнего села Валя проревела в голос. Тетя Груша услышав рев выскочила в улицу - обидел кто, не дай бог, робенка?

"Баба в школу отправилаааааа, а я не хочууууууу" - провыла квартирантка.

"Худа совсем Дуняша стала. Я б тебя еще палкой на дорогу отходила".


Бабушка моя Валя закончила семь классов и поступила в медучилище. Большую часть жизни проработала на любимой работе - медсестрой в процедурном кабинете и по ее выражению "тяжелее шприца в руках ничего не держала".

Мне всегда говорила: "Диплом карман не тянет, а копеечка хоть и маленькая - да своя. Ты сначала учебу закончи, а потом делай, что хошь - не получится, есть к чему вернуться "

Семиклассницы

Fastler - информационно-развлекательное сообщество которое объединяет людей с различными интересами. Пользователи выкладывают свои посты и лучшие из них попадают в горячее.

Контакты

© Fastler v 2.0.2, 2022


Мы в социальных сетях: