Ответ на пост «У бабы клюёт»

Оооо, сейчас расскажу. Упросила я раз своего, тогда еще не мужа - парня сводить меня на рыбалку. Он - рыбак со стажем, ну а я...ну просто видела, как рыбу ловят. Встали в 4 утра, притащились на пруд, он дал мне удочку, показал, как закидывать, короче...Поймала я 10 штук, а он ни одной. Надулся, я же и виновата осталась, новичкам всегда везет. Еще несколько лет мне вспоминал, больше на рыбалку мы не ходили, живем уже больше 20 лет.

Соседи

-ГрЫша, ты глянь кого там привёл твой шлымазл!

- Таки этот шлымазл, между прочим, и твой сын!

- Нет, я тебя умоляю…. Когда он вытворяет такое, так он вылитый ты!

Во двор входил рослый Борик, студент-математик, а за руку он вёл

тонюсенькую и прозрачную девушку, в очках и с челкой до самых глаз.

Девушка оленёнок, с огромными шоколадными глазами крепко держалась за большую Боренькину руку.

- Не, ты глянь как ухватилась… Оно ж и понятно, ветер подует и Это

унесёт на раз! Ни формы спереди, ни богатства сзади….

- Папа -мама, познакомьтесь, это Регина….

- Ой, детонька, и где ж тебя так рОстили?!

- Здрасьте, тетя Галя и дядя Гриша. И не переживайте ви так за мой тухес, может я таки могу принести нахес?!….

Гостья подбоченилась и приняла боевую стойку. Сразу было видно, что к подобным перепалкам она привычна, и даже получает от них удовольствие.

Боже упаси, она нисколечко не хамила, она весело взирала на

Боренькиных родителей из-под длинной челки.

- Не, ты глянь, она ещё и языкастая… - Недоверчиво и уважительно

пропела Галя. И уже тихо и себе под нос:

- Ну слава богу, дождалась.

- Ну заходи до двору, а шо, може ты ещё и готовить умеешь?

- Так руки вроде ж есть…. - Будущая невестка уже закатывала рукава и

основательно усаживалась у тазика с картошкой. Счастливый Боря сиял, как тот медный самовар, что уже третий год стоял в окне у тети Песи.

Он был обсолютно уверен, что Реночка очень понравится родителям. И он таки не ошибся.

Регина родилась в холодных краях. И детство у неё было тяжелое и очень голодное. Репрессированные родители прибыли туда не по своей воле, но Одессу они привезли в себе. Юмор и неповторимый колорит Реночкины родители гордо хранили , как красноармеец пролетарское красное знамя.

Изможденные и, казалось бы, выброшенные из общей жизни люди создавали жизнь там, где находились сами. Они просто не умели и жить и говорить по-другому. У них отняли все, и даже их честное имя, но юмор и тонкий ум отнять у них было невозможно. До самой последней минуты они оставались ироничными и светлыми людьми. Вернуться же в любимый город смогла только их девочка.

- Я дико извиняюсь, но хочется спросить - шо мы будем всю эту

картошечку жарить?! Или может все-таки сварим?!

Регина споро очищала второе ведро картошки.

- He, ну если ви думаете, шо у нас тут кушают на ужин одну картошку,

так это ви сильно ошибаетесь… - подал голос счастливый отец шлимазла Бори. Он давно уже наблюдал, стоя за спиной гостьи, как она

молниеносно снимала с крупных базарных картофелин тонкую стружку и аккуратно складывала всю эту красоту в тазик с чистой водой. Гриша

подмигивал жене, довольно покрякивал и подкладывал Регине все новые картошки, до того ему нравилось смотреть на ее ловкие пальцы.

- Оно может, конечно, вы и правы, и кушают тут что-то ещё, - Регина

сдула мешавшую челку - но судя по количеству, ужинать будет вся улица.

Или я ошибаюсь?!

Она озорно подмигнула Грише через плечо.

- Ой, шо там осталось от той улицы, видели бы вы нас до войны… Какие были люди!

Молодежь подняла головы и огляделась по сторонам.

Это был очень старый одесский двор. Высоко в небе плескалось

бескрайнее чистое небо, его расчерчивали на острые треугольники беспокойные белые голуби. Кружевные переходы веранд и лестниц подпирали старые комнаты. Галлереи разношерстных пристроек делали двор похожим на настоящий Вавилон. Окна и двери были открыты свежему воздуху да и людскому взору, из некоторых парусами пузырились чистые тюлевые занавески. Тазы, детские санки на зиму, патефон, горшки и коляски - вся эта рухлядь украшала веранды и стены, рассказывая удивительные бесконечные истории этого двора. Жизнь сообща. Жизнь нараспашку.

- Тетя Песя, перестаньте мучать кошку, она умрет от вашей любви

раньше, чем успеет состариться!

- Дядя Иржик, шо там у нас с часами?! Ми их когда-нибудь починим или

станем держать на стене для красоты?!

- Нет, ну нельзя же так издеваться над людЯми….Феня Адольфовна, ваши котлеты пахнут и уже совершенно не можно дышать! Мы ж тут

захлебываемся слюнями….

- Мая, пока ты доваришь своё сатЭ, наступит уже зима, а кушать надо сегодня!….

Дородная и красивая Галя, как настоящий капитан на шхуне, командовала всем двором. Ее острый намётанный глаз не пропускал ни малейшей детали, она, как минёр на поле, беспрестанно держала всех обитателей в поле зрения. Одной рукой она жарила свежую плотву, которую Гриша добыл на Привозе, другой мешала борщ в огроменной кастрюле, больше похожей на выварку . Некоторые ей отвечали, нежно орали подколки и прибаутки в ответ, а многие просто любовно улыбались.

К ужину начиналось настоящее театральное действо. Из всех комнат, углов и проходов вниз стекались люди. Они чинно рассаживались за огромным столом, его соорудили прямо посреди двора. Двойной же праздник, во первых Шаббат - встреча субботы, и во-вторых Галин Боря привёл таки на показать свою кралю. А это, знаете ли, происходит не каждый день. Соседи спускались со своей снедью и тарелками, вынося из домов все самое лучшее, и каждый нёс с собой дополнительные стулья.

Люди сидели очень странно, как бы все вместе, но между ними, здесь и

там, злыми проплешинами, оставались пустые места. Регина прижалась к Борису и молча наблюдала этот ритуал.

- А почему так сидят?! Это ж столько людей ещё должны прийти? -

округлила и без того огромные глаза гостья.

- А тут, Региночка, должны быть ещё люди… Но их почему-то нету….

Совсем. - Гриша странно смотрел вбок, глаза его наполнились слезами.

Он родился и вырос в этом дворе, здесь гонял голубей и здесь впервые

закурил. Его нянчила тетя Ева, Давид Моисеевич пытался обучить музыке, а доктора Бирштейны кормили манной кашей на базарном молоке.

Ривку и Лазаря Бирштейн повесили за помощь подпольщикам на большой площади в самые первые дни. Рядом с Галей и Гришей, по левую руку на пустом месте за столом сиротливо жались друг к другу старые венские стулья из их приемной.

Тетя Песя, по-прежнему прямо глядя перед собой и чуть улыбаясь, мерно качала головой и гладила рыжую кошку. Всю ее семью румыны расстреляли и сбросили в ров. А сама Песя пряталась в лесу, ее посылали менять продукты. И грузовики и расстрелы она видела своими глазами. И горящие амбары с людьми. Впав в ступор после всех ужасов, она пешком пошла в город, в свой родной двор, не понимая, что именно оттуда немцы их и забрали. Галя нашла ее по дороге, как и нескольких других, долго прятала в подвалах доходного дома у Оперного театра. Рядом с тетей Песей у стола были аккуратно расставлены пустые табуреты.

Здоровенный Веня, в вечной тельняшке, вернулся с войны с тяжелой

контузией. Его вынесла на руках санитарка Маечка, она же его и

выходила. Он привёз ее в Одессу, знакомить с многочисленной роднёй. Но дома их уже никто не ждал. Всю его семью расстреляли.

Троих маленьких братиков, сестру с детишками, маму и бабушку.

Расстреляли и дедушку Давида Моисеевича, профессора музыки. Он

наивно пытался разговаривать с немцами, убеждал пощадить женщин и детей. Напоминал им, что они великая гуманная нация Бетховена и Вагнера.

Зондеркоманда - очумевшие от крови полупьяные эссесовцы ржали в голос и фотографировали чокнутого профессора. Распрямив больные плечи и гордо подняв голову он стоял на краю рва, подслеповато щурился на солнце и что-то шептал на идиш своему великому Б-гу.

Рядом с Веней и Маечкой, в торце стола, на почетном месте в потертом

плюшевом кресле лежала одинокая нежная скрипка.

Галя всегда была самой сильной и яркой в их дворе. Да и на всей улице.

Злые языки болтали, что ее мать во время погромов ссильничал пьяный казак. Богатая родня прогнала Соню, принесшую в подоле горлатую крупную девочку. А тетя Ева приняла, и пустила в свою комнату, и помогла поставить на ноги и выучить шуструю малышку. Была она наполовину казачкой или нет, а только росла огонь, а не девка.

И тетю Еву, и Сонечку, Галину маму, и невероятно красивую Фаню,

молодую жену Иржика, их всех закопали во рву. Дядя Иржик в фартуке

часовых дел мастера молча утирал глаза платочком. Рядом с ним стоял

пустой ярко синий стул его любимой Фани.

Галю убили и закопали тоже. Но только она не умерла, а очень долго

выбиралась из груды тел. Это дедушка Давид спас ее. Падая, он прикрыл девушку своим старческим телом, увлёк за собой, обманывая смерть.

Выбравшись из общей могилы, Галя долго ползла, потом брела,

пробиралась, возвращалась домой. По чердакам и подвалам у неё были спрятаны соседи. Старики и дети. И некому было позаботиться о них на всем белом свете. Ей надо было выжить, во что бы то ни стало. И она жила.

Галя переправляла людей в лес, доставала лекарства, ходила по хуторам обменивать еду. Разбрасывала листовки и таскала воду в катакомбы.

Бесстрашную подпольщицу немцы поймали, хуторяне выдали ее румынам за три мешка отборного зерна. Гриша с партизанами отбил ее и других подпольщиков, вынес на руках полумертвую. Выходил, вылечил, а уж после войны женился. Они оба вернулись в свой осиротевший двор, вернулись жить, собирая по крупицам то, что осталось от их жизни. И даже родили Бореньку. И навсегда сохранили память о войне, но вот сломленными их назвать было никак нельзя.

И частенько поздним вечером, завидев басоту в подворотне, Галя по

дороге домой громогласно выдавала своё знаменитое:

- И если ви собираетесь мене жомкнуть и заземлить - так даже и не

начинайте думать!!! Тут многие и до вас сильно старались, так их уже

совсем нету, а я все-таки ещё есть. И даже неплохо сохранилась….

В старом одесском дворе стоял длинный стол, вокруг него сидели

искалеченные войной люди и рядом с каждым из них стояли пустые стулья, а на столе приборы.

Девочка-оленёнок Реночка плакала навзрыд, кулачками размазывая горькие слёзы. Боря, гений математики и радость папы и мамы, ее обнимал, гладил, и баюкал, как маленькую, сам при этом хмуря соболиные брови и подозрительно тянул носом.

Шумела листва.

Галя с Гришей сплетали под столом натруженные мозолистые руки.

Откинувшись на спинку своего высокого стула, Галя улыбалась. Ей было совершенно понятно, что наконец-то ей есть кому передать своих

домочадцев и свой двор. Эта тоненькая девочка, хоть и родилась в

сибирских сугробах, но была настоящей одесситкой. С железным

характером, острым языком и горячим сердцем. Она подхватит ее факел, и родит будущих детей, и никому не даст в обиду ee Борика. И снова на бульваре зацветут каштаны, голуби взмоют в небо под лихой свист вихрастых хлопцев, а во дворе добрые соседи станут накрывать общие столы.

- Тю, та я не пОняла, а шо мы тут расселись, как на похоронах?! У нас

суббота или как?! И ребёнка вон мне расстроили, и риба уже вся

холодная!

Гриша, Иржик, Венечка, наливайте нам ле-Хайм, мы будем пить За жизнь!!!

Брат

Мoя мaмa пpиняла peшение poдить мeня в 47 лет. Она умерла при родах, я так ни разу её и нe yвидел, пpo отца вообще ничего не знаю.

Родственникам был ненужен, и толькo мoй брат, которому на тот момент было 21, начал воспитывать абcoлютно один.

Ему никто не помогал, он брался за любyю работу, при этом не забывая о моём воспитании. Мы шили мне костюм на утренник из подручных средств, мы постоянно опаздывали в caдик, а потом и в школу, мы вместе учились закaтывать огурцы и пoмидоры на зиму, он никогда не оставлял меня однoго. Если мне было cтрашно ночью, ложился рядом и крепко держал за pyку.

Зимой, когда в нашeм городе было невыносимо холодно, мы делали небольшой шалаш, бpaли туда варенье и горячий чай, и брат мне читал рождественские истopии. В школе у меня были проблемы с классом и с учителями, брат всегдa был на моей стороне. Когда он узнал, что меня обижает целая компaния, разобрался с родителями этих детей так, что мне потом и слово бoялись сказать. С учёбой всегда помогал, но за оценки никогда не pyгал.

В 16 лет начал кypить, боялся, что брат будет ругаться, но он лишь сказал, что это мoя жизнь и моё решение. Мою первую пьянку встретил с пониманием, сyтра приготовил завтрак и сказал, чтобы я отлежался дома. Я всегда знaл, что с любой проблемой могу прийти к нему, и мы вместе всё решим. Бpaт для меня и родители, и лучший друг, и тайный дневник.

Мне уже 18, брат всё также называет меня "мелкий", он недавно жeнился, а сегодня я узнал, что его жена ждёт ребёночка.

И я стану зaмeчaтельным дядeй, вeдь мoй бpaт зaменил мнe вceх!

У бабы клюёт

Летом иногда погода шепчет: "Поехали на рыбалку! Нафиг дела, они подождут, ты смотри, какая погода!" Водоёмы в округе я исследовала на предмет кто там живёт и как клюёт. Дальше выбор в зависимости от настроения, погоды и времени, отведённого на рыбалку. И вот одно время постоянно моталась на маленькое озеро неподалёку, на карася. Не то, чтобы там карась какой отборный был, но место прикормленное, режим рыбы и её любимую приманку я изучила досконально. Прикормленное место было выбрано не случайно - к нему вела незаметная тропинка через густые заросли крапивы, так что туда добирались редко. Да и выглядело оно с другого, доступного берега, не перспективно.


Озеро, кроме наличия карася обладало дополнительной парой преимуществ - рыба там клевала строго по расписанию, плюс небольшие размеры и отличная слышимость из-за акустики. С дач неподалёку периодически забредали отбившиеся от семей рыбаки, в мужском рыбацком антураже - суровые забродники, куртки и рюкзаки. Я, со своей поплавочной дешманской палкой и загорающая на крапивной опушке, на их фоне смотрелась очень легкомысленно.


В тот день поездка на озеро не была случайной - подруге срочно засвербило свежих карасей приготовить. Да фигня вопрос, я поехала надёргать ей с полведра. На берегу стояла машина, рядом потели на солнце в полной экипировке два рыбака, уныло поглядывая на поплавки и освежаясь пивом. Я нырнула в заросли крапивы, выбралась к своему месту и привычно плюхнулась на муравейник с красными муравьями. Ой, блин! Почёсывая памятные покусанные места, я напуляла приманки и закинула удочку. Валять дурака времени не было, нужно было наловить карасей и двигать домой. Так что ловля шла на тесто, никаких червей. Тут главное, не зевать, кинул - вытащил, кинул - вытащил. Рыба клевала как из пулемёта, оглядываться было некогда. Уже измазанная в чешуе и почти наловившая запланированный объём, я услышала громкий шёпот, разносящийся по озеру: "Ээээй, мужики!" Я подняла глаза. На другом берегу стояло вразбивку человек пять рыбаков и наблюдали за процессом. Над озером пронёсся очередной шёпот: "Эй, мужики, а у бабы-то клюёт!"


Акустика на этом озере промашки не давала. Во следующий раз мы поехали с подругой. Весь день проскакали на солнце, загорая с удочками, а когда тени доползли до проверенного места,  начали собираться. В это время рыба клевать переставала. Она могла водить хороводы, ржать косяками из-под воды, но клевать - ни за что. Мы сматывали удочки. От группы рыбаков отделился один и подошёл с вопросом: "Мы вас тут часто видим. Вы собираетесь, значит клевать больше не будет?" Сказать, что мы слегка офигели от такого вопроса - ничего не сказать. Но заверили, что всё, амба. Через некоторое время шёпот, усиленный акустикой, донёс: "Всё, бабы сказали, что клевать больше не будет. Собираемся."


Если кто-то ищет в посте махровую феминистическую идею, то её нет. И вообще никакой нет. Просто лето, рыбалка и акустика.

Невежливый азиат

Историю рассказала мама.

Она в свою фанатскую молодость со своими друзьями ездила в аэропорт с целью встретить там Цоя, который прилетал на концерт.

Цоя она не встретила, зато совершенно неожиданно встретила своего университетского друга, который только что прилетел из Москвы.
- Как - спрашивает - долетел-то?
- Долетел нормально. Только в нашем аэропорту уже, в автобусе, какой-то кореец мне гитарой чуть все ноги не отдавил!

Мотивация

В конце первого курса накануне экзамена-теста по химии я пришел к бывшему однокласснику в надежде, что он подготовит меня по предмету, который он знал отлично, а я не знал от слова совсем.


В течение четырех часов Женя рассказывал мне про степени окисления, классы соединений и чем друг от друга отличаются катион и анион. При этом приятель старательно чертил на листках А4 схемы, графики и таблицы; иногда он шутил и хихикал. Я мало что понимал.


Единственное, в чем я был уверен по окончанию вечера – на экзамене мне завтра пи*да.


Утром я надел балахон-кенгуруху и положил в большой передний карман две тетради. Оказавшись в аудитории, я занял самую последнюю парту, намереваясь хоть что-то списать во время выполнения теста. За минуту до начала экзамена преподаватель посмотрел на меня и сказал: «А садись-ка ты на первую парту, поближе ко мне». Пересев, я оказался рядом с отличницей, у которой в итоге подсмотрел каждый ответ (вариант у всех был единым).


На следующий день результаты экзамена были готовы: мы с отличницей получили по «пять», все остальные – «тройки» и «двойки». Об этом я известил Женю по телефону. «Офигеть, – он сказал. – Всего две «пятерки»… и одна из них у тебя… то есть я тебя смог подготовить за вечер!? Может, мне преподавателем стать!?». «Да», – я ответил и замолчал.


Через семь лет Женя окончил аспирантуру и устроился лектором в ВУЗ.

Недавно

Довелось мне недавно к куму зайти. А тот делом занят - плитку в ванной кладет. На дворе погода - жара под сорок, июль как-никак. Кум потом заливается, но трудится. Делу всецело отдается. Сигаретку в зубах закусил, глаз один щурит, чтобы уровень лучше выставить, и кладет себе, только шум стоит!


Не на крестики эти ваши пластиковые, новомодные. Где там, в пластике, правда? А на спички. И не на смесь дорогущую эту, из пакетиков, где глину с песком намешали и народу впаривают подороже, а на цемент. Все, как деды завещали, по старым технологиям. Такую плитку от стены только со стеной вместе отодрать можно. А если стена рухнет - плитка так стоять и останется. Потому что по науке все сделано, а не тяп-ляп.


И до чего уж хороша та плитка оказалась! Итальянская - сразу видно! Я и так в руках вертел и этак. Чистый мрамор, только керамический, глазурью покрытый. Сама зеленая, но с разводами такими, как прожилки. "Малахитовую шкатулку" читал? Вот такого же цвета, как обложка у книжки.


Качество чувствуется. Не какое-то там фуфло! Сейчас такую плитку днем с огнем не сыщешь! Это машины итальянцы плохие делают. Те же Lamborghini или Ferrari. Гляжу, не особо берет у нас народ машины-то итальянские, стало быть - плохие. Видать, ломаются часто. А плитку итальянскую шибко уважают. Там, в плитке этой, сплошной кафель, ломаться нечему. Как в железе - одно железо, так и тут - хоть и плитка, а внутри - кафель.


- Ты, - говорю, - кум, плиточником на старости лет заделался. То Валька твоя жалуется, что гвоздя вбить не допросишься, то целую ванную плиткой обложить решил!


- Так совсем, - говорит, - одолела она меня, всю плешь проела. Трындычит как Трындычиха. Когда плитку сделаешь, давно плитка балкон занимает, а ты палец о палец не ударишь. Так достала - хоть из дому беги. Вот и решил я, что лучше ремонт сделать, чем из дому бежать, потому что ножки у меня старенькие, далеко все равно не убегу, а если недалеко убегу - все одно. Плешь проест!


- И плитка, погляжу, больно хороша у тебя. Дорогая, небось?


- Да ты что! Сущие копейки стоит! Прошлогодняя коллекция, с дикой скидкой скидывают.


- А давно, - вопрошаю, - брал?


- Да недавно брал, вот с той поры давненько уже на балконе и лежала. Ежели тоже ванную ремонтировать собрался - я тебе адресок подскажу. Поезжай в тот магазин, плитки там видимо-невидимо. На любой вкус и фасон. Зайдешь в магазин - глаза разбегаются, как в ликероводочном. Только вместо ликеров и водки там плитка сплошная. Хотя, кум, постой... я как ванную доделаю - туалет собираюсь плиткой обложить. Ты меня подожди, вместе и поедем.


На том и порешили.


Подождал я кума чуток, пока он в ванной плитку закончит, так в первой выходной мой вместе и поехали. Даже обмывать завершение не стали, сговорились потом, как плитку возьмем, вечером два дела и обмыть, чтобы два раза не бегать.


Время как специально подгадали. Мороз под тридцать, в транспорте - шаром покати. Кроме нас никого нет. Ради нас одних трамвай из одного конца в города катается. И мы сидим такие, как баре.


Я втайне, про себя радуюсь, какой же кум дурак оказался, рано плитку брал. Он-то прошлогоднюю коллекцию брал, а сейчас февраль на дворе, стало быть коллекция уже не прошлогодняя, а позапрошлогодняя. Плитка вдвойне дешевше быть обязана. А мне что прошлогодняя коллекция, что позапрошлогодняя - дела до того нет, мне в ванной приемы не устраивать. Мне лишь бы плитка была хорошая и недорогая.


До нужной остановки доехали, вышли из трамвая и потопали в магазин. Кум впереди идет, он-то знает, куда нужно, я за ним. Уверенно так идет, кум, дорогу ни у кого не спрашивает. Да и спросить не у кого - все нормальные люди по домам в такую погоду сидят, это мы, как самые хитрые, за плиткой отправились.


Дошли мы до дома какого-то, там, на первом этаже, магазины - как полагается. Кум в двери вваливается... только нету там никакой плитки. Занавески какие-то, наволочки, тряпочки. Бабское всякое. А плитки как и не было.


- Это, - возмущается кум, - что такое? Зачем мне занавески ваши, куда плитку подевали - признавайтесь?


- Знать ничего не знаем, - продавцы отвечают. - Никакой плитки отродясь не торговали, только тряпками. Еще нитками, если вам вдруг нужно.


- Обознатушки, - говорит кум, - перепрятушки. Похоже, свернул не туда где-то. Сами виноваты, домов понаставили, все как один похожи. Нет, чтобы как у нас, в родном районе, все дома похожи, но различаются. А тут так похожи, что и не разливаются вовсе. Но сейчас мы тот нужный магазин всенепременно найдем потому как не найти его не можем.


Выходим и уверенно так - в другой магазин. А там и не магазин вовсе, а парикмахерская. В третий - а там булочная. В четвертый - а там снасти рыбацкие.


- Ты, - говорю, - куда завел меня, дурья твоя башка? Ноги уже все околели, где этот магазин твой?


- Да точно, - отвечает, - тут где-то. Недавно же в нем был. Вот, правду говорю! В эту мусорку я окурок выкидывал. И вот там, под деревом, от дождя прятался. Точно тут магазин был, найти его только нужно.


Давай уже у прохожих спрашивать. Дескать, где тут у вас магазин с плиткой? Большой такой магазин был, красивый. С красной вывеской с белыми буквами.


- Бог с тобой, - люди отвечают. - Сто лет здесь живу, а магазина с плиткой в жизни не видел. Ни с красной вывеской, ни с зеленой.


- Да как же так? - кричит кум. - Сговорились все, что ли? Вот же, недавно тут был, плитку брал, а никто признаваться не хочет, где магазин тот.


И тут дедок нам по пути попался. Сам старый весь, с клюкой, с бородой седой. В тулупе и шапке меховой.


- Это, - говорит, - про какой, говоришь, магазин ты говоришь? Не про тот ли магазин, что с красной вывеской и белым буквами?


- Тот магазин, тот, - кум радуется. - Подскажи, мил человек, где магазин тот, а взамен -чего хочешь проси, ничего не жалко!


- Так чего был - нет того больше. Закрылся давно тот магазин. Почитай, лет пятнадцать прошло. А, может, и того дольше.


- Это как, - говорит кум, - так? Когда пятнадцать лет пройти успело, когда я недавно там плитку брал? Вот как на заводе квартиру мне дали - тогда же и плитку брал!


- Постой, - говорю, - кум. Ты про какой завод говоришь? Ты ж уже на пенсии лет десять! А квартиру тебе дали - сын у меня еще в школу не пошел, так он уже и институт закончить успел!


- Да нет, да быть не может! Чтобы столько лет пройти успело! Ведь кажется - недавно было. Как вчера все помню. Вчерашний день не весь помню, а как плитку брал - как вчера помню. А точно ведь! Двадцать лет прошло! Да не прошло, а пролетело! И незаметно как-то. Кто б подумать мог, что время так летать умеет?

2022 г.


Еще больше моих рассказов здесь: https://author.today/work/129341

Мой муж требует оставить в доме женский портрет

Когда мы только поженились и начали жить вместе, иногда возникали ссоры. Из-за личного пространства, домашних дел… и из-за декора.

А точнее из-за того, что муж настаивал на том, чтобы оставить в доме странный женский портрет.

– Кто это? – спросила я, когда впервые увидела ее, прислоненную к горе коробок.

– Не знаю, нашел на блошином рынке.

Это был оригинал. Думаю, масло, судя по тому, как свет играл на мазках кисти. На картине была изображена молодая женщина, стоящая в темной комнате и смотрящая на зрителя через плечо. На самом деле, она была довольно красива. Светлые волосы волнами ниспадали на плечи. Белое хлопковое платье. Изящное лицо в форме сердца, которое почему-то казалось скорее зловещим, чем милым.

Девушка была нарисована ярко освещеноной, на совершенно темном фоне. Этот контраст и ее поза немного напоминали мне “Девушку с жемчужной сережкой”. Но эта картина не выглядела элегантной, задумчивой или красивой. Наоборот, она выглядела… жутко.

Еще более жутким было то, что муж повесил ее над нашей кроватью.

– Послушай, это красивая картина, – сказала я, – но она просто не вписывается в современный стиль.

– Как и твои Фанко-попс.

– Да, но они маленькие. А картина огромная. Ради Бога, эта женщина почти в натуральную величину!

– Я хочу оставить ее здесь.

Это казалось важным для него, так что я прекратила спорить. Но это было нелегко. Иногда я просыпалась посреди ночи с ужасным чувством, что за мной наблюдают. Тогда я поднимала взгляд и видела, как ее серые глаза смотрят прямо на меня.

После этого я почти не спала.

Клянусь, однажды она пошевелилась.

– Ее рука всегда была такой? – спросила я Эрика, когда мы ложились спать.

– М-м-м?

– Ее левая рука. Пальцы раскрыты, протянуты сзади нее, как будто она ждет, что кто-то возьмет ее за руку.

– Да, так всегда было.

Но могу поклясться, так было не всегда. Впрочем, я обычно избегала смотреть на картину. Встречаясь с ее взглядом, я будто смотрела в серые глаза настоящего человека.

Так прошло две недели. Потом я начала умолять Эрика перевесить ее.

Пожалуйста, давай повесим ее в другое место? Я правда не могу смотреть на нее, когда ложусь спать.

– Это лучшее произведение искусства, что у нас есть. Его место над кроватью.

– А что насчет подсолнухов?

– Это всего лишь печать, – недовольно ответил муж, – и они слишком простые.

– Давай так: я уберу свои Фанко-попс, если ты уберешь картину.

Он глубоко вздохнул:

– Хорошо, я ее уберу.

Было еще кое-что. Он часто говорил о женщине на картине так, словно она живая. Это было странно.

Итак, он повесил ее на лестнице. Но, если честно, стало только хуже. Каждый раз, когда я спускалась вниз, она была там. Смотрела на меня с высоты лестничной площадки своими пронзительными серыми глазами. Когда она висела в спальне, я хотя бы обычно спала или смотрела в другую сторону.

Через несколько дней я достигла своего предела.

По какой-то причине я не могла заснуть. Проворочавшись около часа, я решила перекусить внизу, вышла к лестнице… и там была она.

Я не включала основной свет, горел только ночник в ванной в коридоре. Было так темно, что фон картины растворился в тени. Но женщина все равно сияла своим бледным лицом и белым платьем.

И мой глупый спящий мозг воспринял ее как настоящего человека.

Я подпрыгнула на целый фут и чуть не скатилась по лестнице, но в последнюю секунду ухватилась за перила.

– Мы можем избавиться от этой картины, пожа-а-алуйста? – спросила я на следующее утро.

Эрик отвернулся от плиты, отложив лопатку:

– Почему?

– Этой ночью она напугала меня до чертиков, я чуть не упала с лестницы.

Муж непонимающе уставился на меня.

– Она… тебя напугала? – медленно спросил он.

– Ну, скорее, ошеломила. Я подумала, что там правда стоит человек.

Он посмотрел на меня.

А потом разразился смехом. Через несколько секунд я тоже начала смеяться. Сейчас это казалось таким глупым. Я знаю, что была сонная, но все же я подумала, что картина – это человек?! Я что, подумала, что нас грабит молодая красивая девушка в ночной сорочке?

– Я отнесу ее в кабинет. Тебе больше не придется смотреть на нее.

– Звучит здорово.

Некоторое время все было хорошо. Я заметила, что Эрик проводит в офисе больше времени, чем обычно, но у него был завал из-за приближающейся сдачи отчета. Как это могло быть связано с картиной? Вряд ли он пялился на нее часами.

А потом я застала его именно за этим занятием.

Однажды вечером он не спустился ужинать. Я позвала его несколько раз. Безуспешно. Так что я пошла к нему в кабинет и обнаружила, что он смотрит на картину.

Он просто сидел там. Ноутбук закрыт, бумаг на столе нет. Кресло повернуто к женщине на картине.

– О, – внезапно сказал он, когда я вошла. Затем быстро встал. – Я как раз собирался спуститься. Отправил отчет несколько минут назад. Все им очень довольны.

Он широко улыбнулся мне, как будто ничего не произошло, и проскользнул мимо. Шаги загрохотали вниз по лестнице.

Он правда только что закончил работу?

Или он просто сидел здесь… и смотрел на нее?

В конце концов я решила не поднимать эту тему. Картина находится вне поля моего зрения, и это хорошо. Кроме того, у меня были дела поважнее, например, приближался срок сдачи моей статьи, которую я даже еще не начинала.

Но в пятницу днем я случайно подслушала его разговор по телефону. Голос был приглушен тяжелой деревянной дверью, но услышать его было нетрудно. Он почти кричал.

– Я сделаю к вечеру…

– Нет, я знаю, что должен был сдать в среду…

– Моя жена упала с лестницы, мне пришлось везти ее в больницу.

От этих слов у меня побежали мурашки. Я ворвалась внутрь.

– Почему ты лжешь, что я упала с лестницы?

Он побледнел. Прервал звонок и повернулся ко мне.

– Мне так жаль, Тара. Но мне нужно было оправдаться. Я пропустил крайний срок по этому отчету, и меня могут уволить.

– Отчету, про который ты мне сказал, что закончил два дня назад?

Он молча кивнул.

Я скрестила руки на груди.

– Слушай, Эрик, твоя работа – это твое дело. Но за всю неделю мы провели вместе около часа. Потому что ты на весь день запираешься здесь. Я имею в виду, ты хотя бы работаешь? Или просто сидишь здесь и смотришь на нее?

Его темные глаза встретились с моими. А потом его голос стал мягче.

– Ты ревнуешь к ней.

Что?!

– Ты не должна, Тара, – сказал он, делая шаг ко мне, – на картине она красивее, чем была в жизни.

Я замерла, уставившись на него.

В конце концов я подобрала слова.

– Ты хочешь сказать, на картине изображен кто-то, кого ты знаешь?

– Нет, – медленно сказал он, – прости, я оговорился. Я имею в виду, чей бы это ни был портрет, уверен, он сделал ее лучше. Все портреты льстят.

Я смотрела на его, а сердце бешено колотилось в груди.

– Чей это портрет, Эрик?

– Говорю тебе, это не…

– Эрик. – Я шагнула навстречу. Ноги ослабли и подкашивались. – Чей это портрет?!

Он только покачал головой.

***

Этой ночью я не могла уснуть.

Я знаю, это звучит глупо – так волноваться из-за картины. Но вы не можете отрицать, что это было странно. Почему-то он был одержим этой штукой. Почему я не видела этой картины, когда мы встречались? Он прятал ее в подвале? Это единственное место, где я не была. Может быть, у него там был алтарь: картина, свечи и все такое?

От этой мысли мне стало плохо.

Это его бывшая девушка? Или даже жена, о которой он мне никогда не говорил? Картина на заказ должна стоить целое состояние. Особенно такая огромная и детальная. Я имею в виду, как бы я ни ненавидела эту картину, она явно написана кем-то одаренным. Сияние этих пронзительных серых глаз, ямочка на правой щеке…

Но очевидно, он хранил ее не потому, что ценил искусство.

Он знал ее.

И кем бы она ни была, он одержим ею.

И тогда мне в голову пришла сумасшедшая идея.

Я медленно и тихо села, повернулась к Эрику. Он крепко спал. Я выскользнула из-под одеяла, взяла свой телефон с тумбочки и на цыпочках вышла из комнаты, мягко ступая босыми ногами по коридору.

Вот его кабинет. Толкнув тяжелую деревянную дверь, я вошла внутрь.

В кабинете было холодно, намного холоднее, чем в нашей спальне. По голым рукам побежали мурашки. Но я не теряла время. Я протянула руку, пошарила по стене и нажала на выключатель.

Зажегся свет.

Светловолосая женщина смотрела на меня со стены. Ее глаза, казалось, следили, как я взяла кожаное кресло Эрика и потащила его по паркету. Остановившись у стены, я забралась на сидушку.

Мы смотрели друг на друга лицом к лицу.

Я никогда раньше не видела картину так близко. Мое лицо было в нескольких дюймах от нее. С этого расстояния я могла точно рассмотреть детали. Каждая ресничка была прорисована, красивой дугой изгибаясь вверх от фолликула. Нитевидные полосы светло- и темно-серого цвета заполняли ее радужную оболочку. Ее кожа, такая бледная и кремовая, была усеяна мельчайшими порами.

Но я была здесь не для того, чтобы оценить произведение искусства.

Я подняла телефон и сделала фото.

Затем открыла поиск по картинке.

Мне потребовалось несколько минут, чтобы найти нужный сайт и загрузить фотографию. Но когда отобразились результаты… Я ахнула.

Я ожидала, может быть, одного результата, если мне повезет. Что-то вроде распознавания лиц, которое сопоставит нарисованное лицо с фотографией. Или, может быть, найдется сайт художника, и там будет указано, кто был моделью. Но вместо этого дюжины миниатюр заполнили страницу. Той самой картины, на которую я смотрела неделями.

Дрожащими пальцами я кликнула на одну из первых ссылок. Она вела к новостной статье.

Продолжаются поиски пропавшей студентки Франклинского колледжа искусств.

Сердце ушло в пятки, в глазах плавали черные точки. Задрожав, я упала в кресло позади себя и начала читать.

Аня Келсинг, 23 года, пропала после похода со своим парнем…

Наткнувшись на медведя, они разделились…

Ее рюкзак был найден в миле от места происшествия, но следов самой Ани обнаружено не было…

Келсинг – студентка третьего курса Франклинского колледжа, изучает изобразительное искусство. Недавно она написала автопортрет, который был выставлен в Ле Кур (сверху).

Я открыла следующую статью, потом еще одну, но везде было написано одно и то же. Поход, медведь, исчезновение. Везде было ее фото с автопортретом, она была поразительно похожа на нарисованный образ. Нигде не упоминалось имя ее парня, но это, должно быть, был Эрик. В самой последней статье пятилетней давности было видео с ее родителями, умоляющими продолжать поиски. Но, к сожалению, судя по заголовкам, этого не произошло.

Не знаю, как долго я сидела там. Все, что я знаю, это то, что меня внезапно вырвал из моих мыслей громкий топот в коридоре.

Шаги, направляющиеся в кабинет.

Я вскочила Он не может найти меня здесь. Я оглядела комнату в поисках какого-нибудь места, где я могла бы спрятаться. Но, возможно, уже слишком поздно. Конечно, он видел включенный свет из-под двери.

Я нырнула под стол как раз в тот момент, когда он вошел в комнату.

– Тара?

Я зажала рот рукой, пытаясь заглушить прерывистое дыхание. Он увидит, что стул не на своем месте. Он знает, что я здесь. Он знает…

– Тара, ты тут?

Зачем я спряталась? Я ведь могла просто сказать, что пришла сюда, потому что слышала шум. Понадобилась ручка. Не могла заснуть. Нахера я спряталась? Теперь он поймет, что я знаю…

– Тара?

Но, может, все в порядке? Может, Аню задрал медведь и Эрик не имеет к этому отношения. Разве это не более вероятно, чем то, что Эрик – убийца?

– Вот ты где.

Я выглянула и закричала.

Эрик сидел перед столом и смотрел на меня.

– Я… я искала ручку, – неубедительно пробормотала я, – Я хотела записать… я вспомнила, что завтра мне нужно забрать продукты, и мне нужно было кое-что добавить…

Он наклонил голову, на губах появилась легкая улыбка.

– Не думаю, что это правда, Тара.

Выдохни.

Я начала выбираться из-под стола. Его рука быстро метнулась вперед и схватила меня за запястье. Жестко.

– Ты узнала, кто это, не так ли? Это единственная причина, почему ты спряталась от меня.

Я дрожала в его объятиях.

– Что ты с ней сделал? – прошептала я.

Он сухо усмехнулся.

– Так ты думаешь, что я убийца. Как мило, что это первый вывод, который ты сделала.

– Нет-нет, я не думаю, что ты убийца. – Я сглотнула. Тупица, тупица, тупица. Если он убил ее, и он знает, что ты знаешь… ты тоже умрешь. – Прости, я не это имела в виду. Просто… что случилось? Тело так и не нашли. Ее догнал медведь?

Он не ответил. Просто молча смотрел на меня своими холодными темными глазами.

– Я ревновала, – в отчаянии продолжила я, – но теперь понимаю. Я просто хочу, чтобы ты рассказал мне. Потерять кого-то вот так… Конечно, ты хочешь сохранить картину. Это все, что у тебя от нее осталось.

– Тебе следовало просто оставить эту тему, – сказал он странным безэмоциональным голосом, – мне жаль, что тебе пришлось узнать об этом таким образом.

Он бросился на меня, я закричала.

Это конец. Его руки крепко сжали мои запястья, вытаскивая меня из-под стола. Я тянулась назад, пытаясь освободиться, но это было бесполезно…

Бам!

Громкий удар раздался позади нас. Эрик резко обернулся, и, буквально на долю секунды, его хватка ослабла.

Я действовала мгновенно. Вырвалась от него и побежала, обогнув стол и устремившись к двери. Оглянувшись, я увидела Эрика, бросившегося за мной.

Но я также увидела, что стало источником шума.

Картина Ани упала со стены. Она валялась на полу, глаза пусто смотрели вверх.

***

Я всегда быстро бегала.

Когда я уже была внизу, Эрик преодолел только половину лестницы. Вырвавшись на холодный воздух, я начала кричать. Он схватил меня сзади, и попытался затащить обратно внутрь, но было уже поздно. Зажегся свет. Наш сосед выбежал из дома, набирая 911.

Все было кончено.

Полиция арестовала Эрика за нападение. И, когда я рассказала свою историю о его одержимости портретом, они обыскали наш дом. И нашли в ящике его стола маленькую коробочку с золотыми сережками.

Сережками, которые Аня надела в поход.

Дело против него постепенно набирает ход. Я надеюсь и молюсь, что справедливость в отношении Ани будет восстановлена, и присяжные признают его виновным в ужасном убийстве.

И он сделал бы со мной то же самое, если бы я не сбежала? Если бы картина Ани не упала со стены?

Конечно, этому было объяснение. Когда Эрик вешал картину, то по ошибке вбил один из крючков в простой гипсокартон. Из-веса картины он оторвался, и картина упала.

Но иногда мне кажется, что Аня присматривала за мной. Что ее автопортрет несет в себе частичку ее самой. И в ту ночь она защитила меня от того, чтобы я не стала жертвой монстра, который оборвал ее жизнь.

Картина теперь висит в моем фойе. Каждый день я прохожу мимо нее, и передо мной всплывают новые детали: темно-зеленая комната позади нее. Идеально прорисованная прядь светлых волос. Блеск в ее пронзительных серых глазах.

И иногда мне кажется, что она улыбается мне в ответ.

~

Оригинал (с) RobertMort


Если вам нравятся наши переводы, то вы можете поддержать проект по кнопке под постом =)


Телеграм-канал, чтобы не пропустить новые посты

Еще больше атмосферного контента в нашей группе ВК


Перевела Регина Доильницына специально для Midnight Penguin.

Использование материала в любых целях допускается только с выраженного согласия команды Midnight Penguin. Ссылка на источник и кредитсы обязательны.

Покровский

Российский писатель-маринист Александр Михайлович Покровский сегодня отмечает юбилей

Александр Михайлович Покровский родился в Баку в 1952 году.
.В 1970 году поступил в Каспийское высшее военно-морское училище имени С.М.Кирова на химический факультет, который окончил в 1975 году.
Службу начинал на Северном флоте начальником химической службы АПЛ. Участвовал в двенадцати боевых походах.
В 1985 году направлен в Северодвинск, в 1986 году переведен в город Ленинград в 1-ый ЦНИИ МО РФ. В 1991 года уволен в запас по сокращению штатов в звании капитан 2-го ранга.

В 1989 году его рассказы попали в издательство "Советский писатель", а в 1993 году вышла книга "Мерлезонский балет", еще через год свет увидела принесшая автору известность книга "Расстрелять…". Среди других книг Александра Михайловича, выходивших в различных издательствах в разные годы, - "Расстрелять-2", "Бегемот", "72 метра", "Каюта", "Кот", "Корабль отстоя" и другие.

Александр Михайлович, с Днем рождения! Здоровья и счастья! Спасибо за Ваши книги! Не перестаём следить за выходом новых произведений и перечитывать изданное. С нетерпением ждем новых работ!

Ответ на пост «Педагог»

У меня такого ужаса в жизни не было, но случилась очень добрая история со мной. На пятом курсе педа проходила практику, и по семейным обстоятельствам решила пройти ее в своей школе, в которой училась, в маленьком городе. Я физик - информатик, вела уроки в старших классах.
И вот, практика закончилась, я готовлю дипломную (хаха), и мне звонит директор моей школы и просит заменить учителя начальных классов. Я соглашаюсь, хотя совсем не мой профиль. Две недели я вела уроки у класса в 31 человек, было сложно, по сути меня туда «кинули», делай, что хочешь, вот учебники, вот темы, которые они сейчас проходят, занимай детей. Детям я понравилась, да, без косяков не обходилось, они мне даже урок биологии сорвали, пришлось завуча звать). Потом подходили и извинялись, это вообще милота была, я не ожидала) На детей- то я не обижалась, понятно, что это мне стержня не хватало, чтобы утихомирить кучу ребят, я просто хотела «не ударить в грязь лицом», чтобы ко мне не пришли мои прошлые учителя с претензиями, что я им урок вести мешаю.
Помню, нужно было придумать урок технологии, а я не умею ничего по части творчества. Вспомнила, как делать кукол из ниток для вязания, всем сказала записать, что нужно принести. Ха-ха. Принесла треть класса, у второй трети не было, а оставшимся вообще начхать было. За четверть урока я познала чудеса дипломатии, пока просила запасливых учеников поделиться с теми, кто ничего не принёс. Потом показывала, что нужно изобретать, затем помогала всем, у кого не получается, временами хваля тех, кто кричит, что у него руки из нужного места вышли (и у куклы, и у него). В последние минуты я успокаивала плачущих и злящихся детей, у которых, собственно, получилась большая куча ниток.
Ещё помню, физру у ребят отменили, а физрук (мое окно было, можно было чай попить) обещал им на каток сходить. Дети с коньками, говорю, у кого коньки с собой, звоните родителям, договаривайтесь после уроков на каток со мной идти. Человек 9 со мной пошло, благо у меня дом рядом со школой, быстро переоделась и коньки взяла. У 6 из них коньки были, но, покатались мы знатно)) Думала, меня там разорвут.
Ещё, уже после практики, бывало, идёшь по городу, куришь, и тут, откуда-то слева,«CarrieLoo, CarrieLoo“ бегут толпой в пять человек, девчонки, все обнимают тебя, а ты пытаешься выкинуть сигарету из руки и не опалить волосы никому)
Это было предисловие)))
С тех пор прошло пять лет, я переехала, учителем не работаю, так уж сложилось. З/п у учителей в моем городе ~15к было на тот момент (за две недели по 5-6 уроков мне заплатили 2600). Ушла в другую сферу, забыла ту жизнь. А тут пришло сообщение, ну и ,собственно, финал этой истории:

Это так круто, я совсем не ожидала, что кто-то из детей будет помнить учителя, который был с ними всего две недели!

Fastler - информационно-развлекательное сообщество которое объединяет людей с различными интересами. Пользователи выкладывают свои посты и лучшие из них попадают в горячее.

Контакты

© Fastler v 2.0.2, 2022


Мы в социальных сетях: